Такие же, но сильнее. Поговорили с детьми из закрывшейся школы-интерната

3384
Ирина ХАМРЕНКО-УШАКОВА. Фото Александра ЧУГУЕВА.
В сентябре 2017 года в связи с закрытием в Бобруйске школы-интерната на улице Минской десять из 58 ее воспитанников были переведены в Бобруйский детский дом. В конце учебного года «ВБ» поговорил с самыми старшими ребятами о том, каково им живется в детском доме, как их приняла новая школа и какие планы на будущее они строят.

Роман, 18 лет, в интернатных учреждениях с рождения:

РоманРоман

С 1 сентября 2017 года наш интернат в Бобруйске закрыли, и мы попали сюда. Здесь, конечно, есть свои плюсы и свои минусы. Мне лично тут нравится больше. Мы тут живем более свободно, больше личного времени: можем, например, погулять с одноклассниками, сходить в магазин за продуктами и самостоятельно приготовить что-то. Здесь я, например, могу спокойно смотреть любимые сериалы в Интернете,­ тут у нас есть wi-fi. В интернате с этим были проблемы. Сериалы мне нравятся русские, про милицию.

О нас тут очень заботятся: повара иногда спрашивают, что нам приготовить. Помощники воспитателя помогают с уборкой комнат. Из минусов, наверное, то, что по вечерам нам между собой иногда не удается пообщаться. Дело в том, что в наших группах есть и маленькие дети, они рано ложатся спать, не хочется их будить.

После переезда в детский дом нам пришлось поменять и школу тоже. Сначала, конечно, мы переживали, как нас примут, как отреагируют. А сейчас все уже привыкли, мы как-то и не чувствуем, что отличаемся.

В этом году я заканчиваю 9 класс и планирую поступить в строительный колледж, бывшее 60-е училище. Буду учиться на каменщика.

Профессию я выбрал сознательно, я люблю работать физически. Всегда рад помочь малышам или воспитателям в детском доме.

Хотел бы работать на стройке, не начальником или прорабом, а именно строить самому, работать руками.

Менять место жительства, переезжать в общежитие колледжа, конечно, страшновато. Там будут другие дети, я не знаю, какие они. Мне говорили, что там бывает дедовщина. Надеюсь, моя бабушка успеет оформить все необходимые документы, чтобы я смог жить не в общежитии, а у нее.

Я обязательно в будущем заведу свою собственную семью. Когда – я точно еще не задумывался. Сначала ведь нужно встать на ноги, найти хорошую работу. А после этого у меня обязательно будет семья.

Дарья, 16 лет, в интернатных учреждениях с 2012 года:

ДарьяДарья

Я уже почти год в Бобруйском детском доме, до этого жила в интернате. Сначала было сложно, мы привыкали постепенно к тому, что нам нужно будет ходить в другую школу. Сейчас у нас здесь все хорошо, мы можем иногда можем сами распоряжаться своим временем, сами можем приготовить себе еду, когда хочется, кроме той, что нам дают. В интернате все было по расписанию.

Раньше мы учились в интернате, сейчас – в 1-йшколе. С одноклассниками удалось подружиться быстро, нас сначала как будто опасались, а потом приняли. Мы много времени проводим вместе. Я не думаю, что воспринимают нас как каких-то других, особенных детей.

После окончания девятого класса планирую поступать в Могилевский социально-гуманитарный колледж имени Кулешова. Хочу стать воспитателем и работать с малышами в детском саду. Мне было бы интересно этим заниматься.

Насчет переезда в Могилев я не переживаю: там я родилась, там у меня живет мама, родственники, в Могилеве мне будет легче.

Я, конечно, хотела бы, чтобы у меня была своя собственная семья в будущем. Скорее даже так: она у меня будет, я не сомневаюсь.

Иван, 15 лет, в интернатных учреждениях с 2010 года:

ИванИван

В детском доме нам дали больше свободы. У нас есть wi-fi, мы можем общаться в Интернете. Можем готовить сами себе, если хочется. Нас кормят шесть раз в день, но иногда хочется чего-то такого, чего нет в меню. Я, например, иногда покупаю себе пельмени или готовлю шаурму. Когда мы жили в интернате, мы сами убирали за собой в комнатах, а здесь всю эту работу за нас делают помощники воспитателей. Я даже не знаю, плюс это или минус. Тут мы только дежурим по кухне.

В школе-интернате дети и живут, и учатся. А вот живущие в детском доме могут ходить в обычную  городскую школу. Благодаря такой возможности дети контактируют с большим количеством человек и социализируются лучше. 

Я сейчас закончил девятый класс. Пока из школы уходить не собираюсь, хочу закончить одиннадцатый и уехать в Италию навсегда. Я езжу уже много лет подряд в одну семью, и они готовы меня усыновить. Меня спрашивают, не буду ли я скучать по Беларуси. Скучать, возможно, и буду, но перспектив, наверное, для меня все же больше в Италии.

В Италии я хотел бы профессионально заниматься футболом. Или работать пожарным. Сейчас я тренируюсь в «Белшине».

Свою собственную семью я создам обязательно. Любому ведь хотелось бы жить в семье, для человека это естественно. 

Кирилл, 14 лет, в интернатных учреждениях с 2007 года:

КириллКирилл

В детском доме нам живется, наверное, лучше, хоть и по-другому. Тут за нами, например, смотрят повара, переживают, чтобы мы поели. В интернате этот вопрос никого не интересовал.

После переезда в детский дом мы стали ходить в другую школу. Тогда нас поначалу боялись, думали, что мы будем там плохо себя вести, мешать остальным детям. Но мы показали себя хорошо, с классом и преподавателями мы дружим. Я не думаю, что они как-то выделяют нас. Ничем мы от них не отличаемся. Морально только крепче, устойчивее, наверное.

Сейчас пока еще учусь в школе, закончил девятый класс. Куда буду поступать и кем быть, я пока еще не решил. Скорее всего, меня заберут в Италию, и высшее образование я буду получать там.