«К трупам можно привыкнуть, но вот к запаху невозможно». О своей работе рассказал гистолог

8921
Ирина РЯБОВА. Фото Александра ЧУГУЕВА.
Антон Барцевич – единственный в Бобруйске эксперт-гистолог – работает в Бобруйском межрайонном отделе Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь. Он рассказал «Вечернему Бобруйску» о том, что самое трудное при работе с трупами и какие случаи из практики затронули его больше всего.

Антон Барцевич – единственный в Бобруйске эксперт-гистолог.Антон Барцевич – единственный в Бобруйске эксперт-гистолог.

Что за профессия такая – гистолог?

Антон Барцевич:

– Это тот же медицинский судебный эксперт, но работа его заключается в исследовании не всего трупа в морге, а маленьких его фрагментов под микроскопом в лаборатории. Эксперт-гистолог изучает кусочки внутренних органов и мягких тканей умершего. Эти исследования помогают ответить на такие важные вопросы, как причина смерти, давность причинения повреждений и прочие. Иногда гистологу на исследование поступают органы от живых людей после их удаления, связанного с какой-либо травмой.

Материал для исследования.Материал для исследования.

Чтобы узнать причину смерти, нужно досконально знать строение и работу всего организма человека. Получается, что гистолог является и кардиологом, и гинекологом, и урологом, и стоматологом...?

– Любой врач должен знать анатомию человека. Медицинского судебного эксперта нельзя назвать ни кардиологом, ни урологом, поскольку он не занимается лечением больных. Однако для правильного определения причины смерти эксперт обязан знать механизмы возникновения, а также проявления различных заболеваний.

Где учат на гистолога?– Для того, чтобы стать медицинским судебным экспертом (в том числе гистологом), нужно окончить любой медицинский ВУЗ, после чего пройти стажировку в течение года в Минске. Я лично окончил Бобруйское медицинское училище, затем Гомельский государственный медицинский университет по специальности «Лечебное дело». Был распределен судебным медицинским экспертом. С 2010 по 2016 годы работал государственным медицинским судебным экспертом в общем отделе, затем перешел в судебную гистологию.

Случай из практики, который запомнился

– В 2012 году, когда я работал государственным медицинским экспертом в отделе общих экспертиз, на исследование был доставлен труп новорожденного младенца в состоянии гнилостного разложения. Его нашли дети во дворе одного из частных заброшенных домов, закопанным в землю на небольшую глубину. Мне предстояло выяснить, родился ребенок живым или мертвым, от чего могла наступить его смерть. При наружном осмотре мной было установлено, что ребенок родился живым, и смерть его была насильственной. Во-первых, внешне это был зрелый младенец, без каких-либо пороков. Легкие его были расправлены, что свидетельствовало о том, что после рождения он дышал. Также, по данным, установленным экспертом, который выезжал на место происшествия, в полости рта у ребенка был обнаружен «кляп», а сам он лежал в полиэтиленовом пакете, который был завязан на шее. Мои предположения подтвердили дополнительные исследования.

Насколько мне известно, позже следователи нашли мать ребенка, выяснили, что избавиться от малыша ей помог сожитель. 

Сейчас я уже не работаю экспертом общего отдела и не исследую тела умерших в морге, потому таких ярких примеров нет. Как эксперту-гистологу, мне нравится находить какие-то признаки повреждений (заболеваний), которые не видны невооруженным глазом и которые помогут установить истинную причину смерти.

Сколько времени дается на проведение одной экспертизы?

– Для проведения любой экспертизы отводится один месяц. Что касается судебно-гистологической экспертизы, то мне ее нужно сделать как можно раньше. 

Антон Барцевич с коллегами по Бобруйскому межрайонному отделу Госкомитета судебных экспертиз Республики Беларусь.Антон Барцевич с коллегами по Бобруйскому межрайонному отделу Госкомитета судебных экспертиз Республики Беларусь.

Как выдерживаете работу с трупами?

– Стараюсь относиться к телам умерших людей как к материалу для исследования. Правда, когда впервые прикоснулся к трупу в 2010 году, было не очень приятно и даже жутко. С годами привыкаешь ко всему. Не скажу, что я очерствел душой. В обычной жизни я такой же, каким и был всегда. Просто стал понимать, что это работа и не более, стал более философски смотреть на жизнь: все люди рано или поздно умирают. И психологически смог себя настроить на то, что умерший человек никогда не побеспокоит и не сделает ничего плохого. К трупам, к их виду можно привыкнуть, но вот к запаху привыкнуть невозможно.


Как снимаете психологический стресс?

– Занимаюсь йогой. Изначально пошел на занятия для того, чтобы решить свои проблемы со спиной. Оказалось, что и психологическую нагрузку йога также очень хорошо снимает.