История семьи Вержболовичей. Листаем семейные альбомы бобруйчан

1761
Ирина ХАМРЕНКО-УШАКОВА. Фото предоставлено героиней материала.
Бобруйчанка Маргарита Ушакова, в девичестве Вержболович, ребенком пережила войну в доме, на месте которого затем построили школу, куда пошли ее дети и внуки. А ее отец в 1944 году лишился ноги, но это не помешало ему стать главным механиком швейной фабрики и получить 83 благодарности в трудовую книжку. Маргарита Леонидовна поделилась с «ВБ» фотографиями и историей своей семьи.

Дом, которого больше нет

Дом по адресу улица Социалистическая, 164. Его в 1925 году построил для своих детей Аким Куделько. В то время его семья жила также на Социалистической, только возле самого спуска к реке. Аким Куделько, дед Маргариты, был одним из первых работников лесокомбината, ныне «ФанДОКа». В том же 1925 году при строительстве предприятия он был среди тех, кто закладывал в основание завода капсулу с посланием потомкам. 

Маргарита рассказывает: во время войны дом сохранился благодаря тому, что в нем собирались полицаи, а в его дворе было расположено что-то вроде радиостанции.

Дом снесли в 1978 году, чтобы построить новый корпус СШ №1. Примечательно, что первая школа до 1954 года была мужской, а вторая – женской, и именно в ней училась Маргарита. Но когда школу №1 сделали общей, пятиклассница сразу же перешла туда, чтобы учиться рядом с домом. В первой школе Маргарита познакомилась со своим будущим мужем. Там же учился и ее сын, и внучка, которая в этой школе, как и бабушка, встретила будущего супруга.

Арест и побег

Фото 1941 года. Маленькую Маргариту, как рассказывал ей отец, сфотографировал немецкий офицер.

Маргарита рассказывает: в 1943 году папа прятал в погребе дома листовки, и соседка на него донесла. Когда пришли с обыском, Леонид был на работе, и старшая дочь побежала его предупредить. Но не успела – отца арестовали. А через несколько дней пришли полицаи и забрали троих дочерей. Всех их держали в двухэтажном здании на улице Московской: Леонида – на втором этаже, девочек – в подвале. Маргарите в то время было около 5 лет, но она ярко запомнила, как ее и младшую сестру Таню из подвала вывел какой-то мужчина. Сестра матери смогла выкупить девочек за козу и бутылку самогона.

Удалось выбраться из здания и их отцу. Его допрашивали в кабинете на втором этаже, но в какой-то момент оставили в комнате одного: закрыли дверь на ключ и отправились на обед. Леонид открыл окно, огляделся и, не заметив угрозы, выпрыгнул. Ему повезло – он ничего не сломал, а прыжка никто не увидел. Миновав охрану, по Советской улице он спокойно пошел прямиком на партизанскую явочную квартиру, которая была на Пионерской. Там переждал пару дней и отправился в партизанский отряд (это была 1-я партизанская бригада, насколько помнит Маргарита). Отряд двигался на восток. В какой-то момент Леонида ранило, и из-за гангрены он лишился ноги. Его удалось вывезти в Камышин (теперь Волгоградская область России).

Воссоединение семьи

Оказалось, в Камышине в то время жил родственник Леонида, который работал в сфере снабжения фронта, отвечал за медикаменты и имел много знакомых в различных госпиталях. Он переправил Леонида из Камышина в Ленинград.

В это же время Лену, старшую дочь Леонида, освободили из концлагеря. Ее забрала с собой в Ленинград семья врачей. Не зная о том, что находятся в одном городе, папа и дочь написали письма в родной Бобруйск. Тетя Соня, сестра матери девочек, просто переслала письмо Лены папе, а папино – Лене. Так семья воссоединилась. 

Семья в сборе

1947 год. На фото слева направо: мама Анна Вержболович (Куделько), бабушка Михалина Куделько, отец Леонид Вержболович, выше – младшая сестра Таня, старшая Лена и сама Маргарита.

Семья Куделько жила в Бобруйске, а Вержболовичи переехали сюда из Пинска: отец Леонида устроился писарем в городскую управу.

Несмотря на то, что все Вержболовичи по национальности были чистыми белорусами, по словам Маргариты, их часто принимали за евреев. Во время войны, вспоминает она, не раз слышала на улице от нацистов крики «Юда!» («Jude»).  От расправы спасали неравнодушные горожане, которые говорили, что это белорусская семья.

На этом послевоенном фото вся семья еще в сборе. Через несколько лет старшая сестра выйдет замуж и уедет на    Кубань, младшая – в город Энгельс.

Танцы и песни

Леонид и Анна, родители Маргариты, познакомились на танцах в санатории имени Ленина (кстати, танцы проходят там каждые выходные и до сих пор).
После войны Леонид вернулся на фабрику имени Дзержинского и активно участвовал в творческой самодеятельности, а на танцах в санатории подрабатывал игрой на баяне.

6 ноября 1957 года, городской театр. На фото Леонид вместе со своими коллегами со швейной фабрики.

Леонид Вержболович на работе

В трудовой книжке Леонида Вержболовича, отца Маргариты, указано всего одно место работы – швейная фабрика имени Дзержинского (теперь «Славянка»). Там он с 1930 по 1970 год работал главным механиком, хотя по специальности был электромонтером и даже не окончил среднюю школу. При этом в трудовой книжке Леонида 83 поощрительные отметки: «Выдана денежная премия за рацпредложение», «Благодарность за активное содействие», «Награжден почетной премией» и подобные.

Загляните в семейный альбом!

Уважаемые читатели! Если вы располагаете уникальными старыми снимками нашего города и его жителей, сообщите, пожалуйста, нам в редакцию по тел. 72-01-16. Возможно, ваша реликвия станет поводом для новой публикации в рубрике «Семейный альбом».

comments powered by HyperComments