Знаменитый тренер из Бобруйска Юрий Свирков: «Футбол – это театр, стратегия и философия»

2072
Ирина ХАМРЕНКО-УШАКОВА. Фото ФК «Нефтехимик» и Валерия Алексеева.
Юрий Свирков, футболист и тренер с 40-летним стажем, рассказал «ВБ» о том, что нужно сделать, чтобы возродить бобруйский и белорусский футбол.

Фото ФК «Нефтехимик»Фото ФК «Нефтехимик»

С самого детства

– Я родился в Бобруйске, жил в районе «Фандока». Каждый мальчишка этого района хоть один день, но ходил на занятия по футболу в местную секцию.Тогда о другом как-то и не думали. Летом – футбол, зимой – хоккей. Кстати, за всю жизнь я яро болел только за «Динамо-Минск», и это было в детстве.

Теперь футбол смотрю как профессионал. Меня в первую очередь интересует, что будет происходить на поле. Я наблюдаю за тренерскими идеями, как они реализуются. Например, мне нравится смотреть премьер-лигу Англии, лигу Чемпионов, Лигу Европы, отдельные матчи чемпионата России.

Что касается белорусских клубов: я наблюдаю за отдельными клубами, командами, не важно, это премьер-лига или первая лига.Эти команды тренируют люди, которых я хорошо знаю. С ними я начинал играть в футбол, и примерно в одно время мы начали строить тренерские карьеры. Естественно, что мне интересно как сейчас развиваются эти люди.

Для меня место рождения – не столь принципиально. Самые громкие успехи в моей карьере футболиста, например, были в Мозыре, где мы стали чемпионами, выигрывали Кубок страны. Примечательно, что большинство ребят из того состава стали тренерами.

Дочь учится в гимназии в Бобруйске, поэтому в городе бываю. Клуб, в котором я сейчас работаю находится в Татарстане. Наверное, родина – это не всегда то место, где ты родился. Родина – это место, которому ты максимально себя отдаешь, которому ты приносишь максимум пользы. Так что можно сказать, что у меня не одна родина. Или она каждый раз разная.

Футбол – театр, шахматы, военная стратегия и китайская философия

– Я как-то задумался, что можно назвать моим хобби. Конечно, я увлечен футболом, потому что это не только моя профессия, это вся моя жизнь. Кроме футбола я еще очень люблю театр. Но когда у меня есть время и возможность, я обязательно иду и смотрю то, что мне предлагает тот или иной город.

Так, в Татарстане я как-то посетил просто уникальный спектакль: «Мастер и Маргарита». Тогда приехала московская труппа из малоизвестных актеров. Это было нечто! Через такие представления я нахожу новые идеи, и потом привожу аналогии – так иногда работаю с футболистами. Футбол – театр, футбол – шахматы, футбол – военная стратегия, футбол – китайская философия.  Со мной в принципе тяжело разговаривать про футбол.  Я нашел для себя очень точное определение этому виду спорта, поэтому сейчас мне встречается очень мало людей, с которыми я мог бы разговаривать о футболе на одном языке.

Запоминаются нелогичные поражения

– Мне скоро 50 лет, 44 из них я без перерыва в футболе.  До 14 лет – в Бобруйске, с 14 – спорт-интернат в Минске, потом еще был Минск, Мозырь, Нальчик, Пятигорск… за столько времени было много разного – и смешного, и грустного, и даже страшного, историй достаточно. Уже сложно вспомнитьчто-то конкретное. Запоминается завоевание медалей, кубков, или победы в каких-то значимых турнирах.  Потому что это дорогого стоит. Запоминаются нелогичные поражения. Я как-то пытался подсчитать, сколько раз я, еще будучи еще футболистом, хотел закончить с этим спортом.  Сбился.

И будучи уже тренером, часто приходили в голову мысли – «Да ну его, этот футбол», даже до такого доходило. А потом просто берешь себя в руки, все обдумываешь и понимаешь – в любой другой сфере жизни тоже ведь будет не легче.  Собираешься и идешь работать дальше.

Начало тренерской карьеры – «Белшина»

– Я в Бобруйске в 1994 году играл за команду «Фандок». Тогда было две городских команды, «Фандок» и «Белшина».  Из «Фандока» я ушел в мозырский «МПКЦ». В Мозыре я заканчивал карьеру игрока. Тогда мне было 32 года, и я думал, что это конец, как футболист я не реализовался. Пришло осознание, что пора заканчивать. Были разные идеи: это и бизнес или тренерская карьера, но для начала нужно было попробовать, чтобы определиться. Я встретился с Андреем Хлебосоловым, он здесь тогда был И.О. главного тренера «Белшины», пообщались, решили, что я поработаю пару месяцев. Это и был старт тренерской карьеры.

Играть на поле легче

– Когда человек заканчивает школу, у него в будущем прорисовываются какие-то пути направления. Кто-то по принципу «куда возьмут», а кто-то по призванию – получает высшее образование. Последние в своем решении уверены.

Я в своем выборе наверно до сих пор до конца не уверен. А в юности мне моя интуиция говорила, что я сделал что-то не так, что нужно были идти в какое-то другое место. И потом, когда начал работать тренером, для меня было адом находиться на скамейке во время игры. В поле легче. Большая двигательная активность компенсирует тот стресс, который испытывают игроки и тренеры.

Со временем мне удалось выработать такой «внутренний мазохизм». В ситуациях, когда мне действительно сложно, я начинаю «ловить кайф», появляется чувство азарта.

Юрий Свирков  – в белом костюме.  Фото Валерия Алексеева.Юрий Свирков – в белом костюме. Фото Валерия Алексеева.

Белорусский футбол – это...

– В «Белшине» работает мой брат, он тренер, поэтому я знаю ситуацию в клубе. К сожалению, то, что происходит в Бобруйске, происходит во всей стране, да и практически на всем постсоветском пространстве. У людей нет четкого понимания, чего они хотят. Я пытался разобраться с этой проблемой. Пришел к следующему выводу – у людей просто запрос на именно такую игру. Ее они способны понять и оценить.  Если меня спросят, какой сейчасв Беларуси футбол, я не буду отвечать…

Дело в том, что существуют четкие и ясные критерии, на основании которых развивается общество. В футболе разве какие-то другие люди работают? Да нет, там работают такие же люди, как и везде.  У них такие же мозги, у них такая же жизненная позиция.

Пять уровней футбола от Юрия Свиркова

– Для себя я определил пять уровней футбола. Первый я называю футбик.  Самый низкий уровень. Это массовость, где на самом деле никакого футбола и нет. Это просто игра с мячом. «Вечером мы соберемся и пойдем играть в футбик». На этом уровне безусловно присутствуют эмоции, соревновательный момент.

Следующий – это футбол как способ решить некие социальные задачи. Например, при помощи организации игр, футбольных секций мы забираем детей с улиц.  В то время, когда они на тренировке, они не занимаются какими-то плохими вещами, при этом развиваются физически, учатся работать в команде.

Более высокий уровень – это футбол как бизнес. Под ним я подразумеваю «производство» футболистов. Футбол как бизнес, естественно, не может также существовать без участия в серьезных соревнованиях, на которых можно зарабатывать серьезные деньги.

Еще более серьезный уровень – это футбол как политика. То есть, при помощи футбола можно помогать решать определенные политические проблемы. Для какой-то партии, для какой-то отдельной личности. Например, «Милан» и Берлускони в Италии.

И самый высокий уровень для меня – это футбол как религия. За счет футбола можно формировать общественное сознание. Мы же понимаем, что футбол может собирать огромное количество людей. Это действительно самый серьезный и самый интересный уровень, я даже не знаю, получится ли до него дойти лично у меня.  Потому что все же уже 50 лет. 

Так вот, каждый более высокий уровень, включает в себя предыдущие. Теперь порассуждаем. Есть ли у нас в Беларуси футбик, то есть, массовость? Ее уже нет. В моем детстве на «Фандоке» каждый мальчишка из этого заводского района хоть один день, но был на поле. Он ходил в секцию или понимал, что это не его. 

Футбола как решения социальных проблем тоже нет, поскольку каких-то организованных групп, которые систематически и активно работали бы над социальными проблемами, нет. Хотя в Бобруйске организовывают определенные турниры и соревнования. По мини-футболу, знаю. Я, когда здесь нахожусь, прихожу и смотрю. 

Футбола как бизнес тут нет вообще.

Как сделать футбол в Беларуси популярным

– Возвращаясь к «Мастеру и Маргарите», там была такая фраза: «Ничего ни у кого не просите, в особенности у тех, кто сильнее вас. Сами предложат и сами все дадут». В нашей реальности нужно добавить – если захотят. А, как я уже говорил, запроса нет. 

Возьмем, например, Федерацию футбола Беларуси. Лично у меня к ним нет претензий, да я и не знаю этих людей. Но раз они работают, значит, они устраивают тех, кто их назначил.

Я с коллегами в 2012 году сделал полноценную программу развития футбола для Казахстана. В Беларуси знают о том, что мы там работали, знают, чем мы там занимались, но ко мне в Беларуси никто никогда по этому поводу не обращался, кроме моего брата. Он в прошлом году спросил: «Юра, ты же видишь, что происходит. Как-то это можно изменить?» Я ему тогда ответил, что я не знаю, потому что для таких кардинальных перемен, должен быть запрос «сверху». Не будет запроса – ничего не изменится. Снизу личной инициативой пробиться практически невозможно.

Футбольное образование, юристы и экономисты

– Кого выпускают современные белорусские ВУЗы? Юристов и экономистов. Где люди, которые разбираются в футболе? Я против, чтобы в структуре футбольного клуба работали экономисты и юристы. Ну а футболисты где? Без них клуба не будет. Где люди, которые разбираются в построении тренировочного процесса, ведении соревновательного процесса? Их нет.

Типичный пример – как видят развитие футбола экономист, юрист и человек, связанный с футболом. Выделяемые УЕФА средства на развитие футбола в регионе экономист с помощью юриста потратит на организацию двухнедельного проживания местных футболистов в собственной гостинице и питание в собственном ресторане. Эти же средства футбольный менеджер потратит на экипировку, инвентарь, оборудование, построит площадку, организует мероприятия по обучению тренеров, приобретет методики, программы. Вот в этом разница.  

Где четкая система обучения? В футболе на выходе может быть один отличник, а все остальные – двоечники. Проблема в том, что нет программы. Даже в одном городе, даже в одной структуре разные тренеры по-разному видят процесс обучения. Ни у кого нет четкого и ясного понимания, хорошего футболиста он тренирует или плохого.

Пытаются строить «академии». Я работал в премьер-лигах России, Эстонии. Тот проект, в котором я сейчас участвую, «Анжи-Юниор», в очередной раз мне показал, что материал в России есть. Классный материал, отличные ребята. Но они уже практически загублены. Можно ли их спасти? Наверное, да. Через системную работу ситуацию можно как-то исправить. Но если бы на ранних этапах с ними занимались правильно...

В Беларуси, как и во многих странах бывшего СССР, нет базового футбольного образования. До тех пор, пока централизовано, на уровне Министерства спорта, не начнут решать эту проблему – серьезного футбола у нас не будет.

Я знаю, что это сделать очень непросто, но такой «фундамент» просто необходим. Случайно может «выстрелить» футболист. Но есть такая теория – талант рождается один на миллион. Сколько у нас в Беларуси? 10 миллионов. Значит, будет 10 талантов. Но при правильном подходе можно обучить хорошего и толкового игрока. Когда появляется, допустим, одиннадцать хорошо обученных людей, появляется добротная команда.

Из биографии Юрия Свиркова

Карьера игрока:

  • 1986-1987 – «Днепр» (Могилёв)
  • 1990-1992 – «Химик» (Гродно)
  • 1992-1994 – «Неман» (Гродно)
  • 1994-1995 – «Фандок» (Бобруйск)
  • 1995-1996 – МПКЦ (Мозырь)
  • 1998-1999 – «Торпедо» (Минск)
  • 2000 – «Химик» (Светлогорск)

Карьера тренера:

  • 2000-2002 – «Белшина» (Бобруйск), тренер вратарей
  • 2003 – «Локомотив» (Минск), тренер вратарей
  • 2004-2005 – «Металлург» (Запорожье, Украина), тренер вратарей
  • 2006-2009 – «Спартак-Нальчик» (Россия), старший тренер
  • 2009 – «Машук-КМВ» (Пятигорск, Россия), главный тренер
  • 2009-2010 – «Зеленоград» (Москва, Россия), главный тренер
  • 2010 – «Терек» (Грозный, Россия), главный тренер дублирующего состава
  • 2011 – «Нарва-Транс» (Нарва, Эстония), главный тренер
  • 2012-2016 – Федерация Футбола Казахстана, технический директор
  • с 8.08.2017 – главный тренер «Анжи-Юниора» (Зеленодольск, Россия)