Воняет «в пределах нормы». Почему бобруйчане обречены страдать от неприятного запаха в городе

6038
Ирина ХАМРЕНКО-УШАКОВА. Фото Александра ЧУГУЕВА
Жителям, которые живут рядом с производственным кластером, приходится мириться с вонью, которая исходит от близлежащих заводов. При этом специалисты утверждают, что воняет в пределах нормы. Журналист «ВБ» провела расследование и выяснила, чем и почему воняет в Бобруйске.

Жительница улицы Лынькова Валентина Рубашкина уже несколько десятков лет страдает от неприятного запаха с улицы. Она «сердечница» и ей постоянно нужен свежий воздух, но она не может нормально проветрить квартиру.

– Иногда бывает: окно открываю – и сразу закрываю, запах невыносимый, – рассказывает Валентина.
Она, как и другие жители улицы Лынькова, практически ежедневно ощущают тухлый запах. Источник вони – производственный кластер, расположенный неподалеку. И руководство предприятий это не отрицает, но отмечает, что все выбросы – в пределах нормы.

Где плохо пахнет

Жителей улицы Лынькова от вони не спасает даже широкая полоса деревьев, которые посадили здесь больше 40 лет назад с целью создать санитарно-защитную зону между жилыми микрорайонами и предприятиями.

  • Если вы сталкиваетесь с неприятным запахом на улице, звоните и пишите:
    - в Могилевский областной комитет природных ресурсов и охраны окружающей среды: (8-0222) 27-79-01 (факс), ok_proos@mogilev.by.
    - в Бобруйский зональный центр гигиены и эпидемиологии: 71-60-59 (приемная), на gcgeglav@mogilev.by
    - в редакцию «Вечернего Бобруйска» на red-vb@yandex.by

– Мои окна выходят во двор, не на улицу Лынькова, – говорит Маргарита Вержболович, – запах здесь меньше, но все равно есть. Даже вечером и ночью.

Ирина Самойлова живет на улице Ленина (район «ФанДОКа») чуть больше года, но с проблемой неприятного запаха тоже столкнулась:

– Пахнет чем-то кислым, перебродившим. В холодное время меньше, а летом – больше. И утром, и вечером.

Ирина Купцевич живет между Ленина и Комбинатской (переулок Нестерова).

– Чаще всего пахнет с бывшего гидролизного – как будто брагой какой-то. Но время от времени ветром доносит и вонь с кожевенного комбината – противный запах, похожий на трупный.

– Согласен с тем, что на данный момент предприятие издает неприятный запах, но устранить или замаскировать полностью его практически невозможно, – отмечает Михаил Кунц, директор ОАО «Бобруйский кожевенный комбинат». – В первую очередь, запах издает сырье. Пахнет сама по себе кожа. Стоит принимать во внимание также то, что кожу привозят с ферм, не вымытую. Образуется запах и при обработке, ведь на килограмм сырья нужно использовать полкилограмма различных химикатов.

Также на кожевенном производстве не обойтись без выделения сероводорода, при небольшой концентрации его в воздухе этот газ не опасен, а запах – неприятный, но естественный.

От «Бобруйского завода биотехнологий» (бывший гидролизный) резко пахнет сваренным зерном.
– Запах, который чувствуют люди – это запах хлеба. Даже поздним вечером он чувствуется потому, что завод работает в три смены, – сообщает Сергей Бакун, директор предприятия. – Кстати, у нас нет даже вредного производства, на пенсию раньше никто не выходит. А в цехах ведь рабочие чувствуют тот же самый запах, что и люди на улицах города.

Сергей Николаевич даже провел для корреспондента «ВБ» полуторачасовую экскурсию по предприятию, чтобы показать – оборудование на заводе новое, ни удушающих запахов, ни «вредных» цехов нет, работать безопасно.

Говорят, что все в норме

Кожевенный комбинат был построен в 1964 году, завод биотехнологий, бывший гидролизный завод – в 1936-м.

– Когда строился комбинат, никто и не предполагал, что вокруг будут жилые дома. Тогда здесь было поле, и сотрудников на работу возил из города автобус, – вспоминает директор кожкомбината.

– Предприятия стояли за чертой города, – рассказывает Наталья Артемчик, директор бобруйского краеведческого музея. – И тогда неприятный запах не мешал жителям.

А в 70-е годы город стал разрастаться, и там, где раньше была зона отчуждения вокруг предприятий, появились жилые дома.

Люди, которые в них поселились, регулярно жалуются на неприятный запах в горрайинспекцию природных ресурсов и охраны окружающей среды.

– По данным нашей лаборатории аналитического контроля, с начала 2017 года фактов превышения предельно допустимой концентрации загрязняющих веществ, выпускаемых в атмосферный воздух Бобруйска кожевенным комбинатом и заводом биотехнологий, выявлено не было, – сообщили «ВБ» в горрайинспекции.

Почва, вода, отходы – контролируется все. Сам запах же, по мнению сотрудников инспекции – понятие субъективное, его невозможно измерить. Можно измерить количество вещества, которое этот запах издает.

Единственное, что можно сделать на данном этапе – это замаскировать запах.

– Мы планируем использовать ароматизаторы, – сказал Михаил Кунц.

– Для того, чтобы раз и навсегда решить проблемы с запахом, нужно переносить все производство за город, а это очень и очень проблематично, – добавляет он.

Что делать?

– Переезжать точно никуда не собираюсь, не в том возрасте, – отвечает на этот вопрос Маргарита Вержболович с улицы Лынькова. – Жаловаться куда-либо бесполезно. Просто реже проветриваю квартиру. Мне больше жалко соседку Валентину, у которой квартира «смотрит» на Минскую – окно бывает вообще не открыть.

А жительница района «ФанДОКа» Ирина Самойлова специально купила несколько флаконов освежителя воздуха на водной основе. Говорит, они хорошо устраняют «гидролизный» запах с улицы.

– Переезжать пока никуда не планирую, – признается Ирина – но если кто-то решился написать коллективную жалобу на этот запах, точно поставила бы свою подпись.

– Рекомендация одна – стараться не находиться на улице в то время, когда чувствуете запах, – говорит Богдана Козерук, начальник отдела мониторинга атмосферного воздуха Республиканского центра по гидрометеорологии, контролю радиоактивного загрязнения и мониторингу окружающей среды. – Сейчас из-за несовершенной системы наблюдения сделать ничего невозможно. В 2018-2019 году планируется для ряда наиболее загрязненных городов Беларуси, в том числе Бобруйска, купить станции автоматического мониторинга, которые позволят узнать, какие именно вещества дают такой запах и может ли он быть опасен для здоровья. В Минске, к примеру, такая станция есть, она контролирует воздух в городе каждые 20 минут.

Главный архитектор: «Самый большой вопрос – куда выносить эти предприятия?»

Год назад «ВБ» поднимал тему – каким бы мог стать Бобруйск без промышленных зон?

Главный архитектор города Артур Дарашкевич тогда рассказал, что существует градостроительный проект, в свое время специально разработанный для «промзоны». Он предусматривает поэтапную реконструкцию и вынос бобруйских промышленных предприятий за черту города – в первую очередь, тех, которые оказывают неблагоприятное воздействие на окружающую среду.

Артур Иванович также продемонстрировал корреспондентам «ВБ» документы образца 2008 года, в которых была собрана вся информация о бобруйских предприятиях, вплоть до заключения экспертов о том, насколько загрязнены почва, вода и воздух в зоне их размещения.

– Самый большой вопрос – куда выносить эти предприятия? На сегодняшний день Бобруйск окольцован землями сельскохозяйственного назначения, строить на которых ничего нельзя, – добавил главный архитектор.

– Это настолько глобальный вопрос, что чем больше думаешь об этом, тем больше нюансов всплывает, – считает Артур Иванович.