В центре Бобруйска руины спрятали за баннером с социальной рекламой

2335
Светлана ГОЛОВКИНА. Фото Александра ЧУГУЕВА.
Заказ был только на одно здание.

Практика использования фальшфасадов при реконструкции зданий широко применяется во многих белорусских городах. Сетка, на которую наносятся рисунки в виде оконных проемов и дверей либо реклама, призвана не только скрыть архитектурные изъяны особняка в период реставрации, но и защитить улицу от строительного мусора.

Десять дней назад фасад здания на углу улиц Советской и Бахарова был затянут зеленой тканью, однако реконструкция здания пока еще не началась.

Облагородить фасад здания БУКДДЭП поручил горисполком, рассказал «ВБ» заместитель директора организации по озеленению Александр Марченко. Дизайн баннера разрабатывался специалистами дорожно-эксплуатационного предприятия совместно с отделом идеологической работы, культуры и по делам молодежи Бобруйского горисполкома. В итоге стены украсил зеленый баннер с призывом беречь природу.

– Заказ был только на одно здание. Почему именно на это – затрудняюсь сказать, – пояснил Александр Васильевич.

Полуразрушенный особняк из красного кирпича дореволюционной постройки.Полуразрушенный особняк из красного кирпича дореволюционной постройки.

Полуразрушенный особняк из красного кирпича дореволюционной постройки.Полуразрушенный особняк из красного кирпича дореволюционной постройки.

Здание бывшей гостиницы «Березина» и «Европейская».Здание бывшей гостиницы «Березина» и «Европейская».

На той же улице Бахарова в радиусе сотни метров находятся еще два полуразрушенных особняка из красного кирпича дореволюционной постройки. В нескольких кварталах расположена бывшая гостиница «Европейская». Но прятать за модными фальшфасадами руины зданий, возведенных век назад, не торопятся, рассказал местный житель.

Он живет в доме №36 по улице Советской. Имя предпочел не называть, но зато охотно рассказал о том, что же случилось с соседним особняком. По его словам, несколько десятилетий назад здание принадлежало райбыткомбинату и было вполне ухоженным.

– Во дворе у нас располагались мастерские, все было чисто и аккуратно, – отметил мужчина.

После ликвидации предприятия, по его словам, в особняке на углу Советской и Бахарова должен был разместиться суд Ленинского района.

– Здание начали перестраивать, сняли крышу, во дворе начали возводить пристройку, где, как нам объяснили, будут содержать подсудимых до начала заседания. Но потом стройка остановилась.

Крыши особняк, по словам нашего собеседника, лишился примерно десять лет назад. С тех пор у здания менялись собственники, среди которых были и столичные фирмы.

– Все это время здание стояло без крыши, разрушалось. Теперь тут бомжи обитают. И школьники вон приходят покурить. Мы их гоняем, ведь дом находится в аварийном состоянии.

Полуразрушенная кирпичная коробка.Полуразрушенная кирпичная коробка.

Полуразрушенная кирпичная коробка.Полуразрушенная кирпичная коробка.

Свалка.Свалка.

Колодец.Колодец.

За красивым фальшфасадом скрывается полуразрушенная кирпичная коробка, внутри которой со временем образовалась свалка. Через пролом виднеются картонные коробки, проем между стеной и забором захламлен бытовым мусором.

– Сейчас его, как мне кажется, проще снести, чем отреставрировать. Дешевле выйдет, – отметил местный житель. – Да и нечего тут уже восстанавливать.

– Зачем же тогда фасад тканью обтянули?

– Откуда ж я знаю?

Что думают бобруйчане об облагорожении фасада здания? 

Татьяна Лукашевич, учитель:

– Это неправильно и ненормально. Если бы проводили какой-то фестиваль и ждали гостей, то на время можно спрятать руины. А так зачем?

Сергей Михневич, пенсионер:

– Мне, в общем, все равно – завесили фасад или нет. Лучше он от того не станет. Только деньги на тряпку зря перевели.

Анастасия Абасова, повар детского сада:

– Такое решение проблемы мне не нравится. Закрыли разрушенное здание, но ведь ничего не изменилось. Только создали видимость красоты.