О чем говорят цирковые артисты

2909
Елена САДОВСКАЯ. Фото: Александр ЧУГУЕВ
Сейчас в Бобруйске гастролируют два цирка – уникальный случай для города. Московский государственный цирк-шапито «Юность» разместился на площадке у кожкомбината, а минский цирк-шапито «Дзіва» – на территории городского парка.  Корреспондент «Вечерки» проникла за кулисы и поговорила с артистами, пока они были без сценических костюмов и яркого макияжа.

Эдглис Хайле, балетмейстер, хореограф, артистка и певица минского цирка «Дзіва».Эдглис Хайле, балетмейстер, хореограф, артистка и певица минского цирка «Дзіва».

«Тяжелее всего было в 16 лет уехать в Гавану»

Эдглис Хайле, балетмейстер, хореограф, артистка и певица минского цирка «Дзіва»:

Родилась Эдглис в небольшой кубинской деревушке в семье профессоров математики. Ее мать, несмотря на свою профессию, очень творческий человек.  По словам Эдглис, именно мама в раннем детстве учила ее петь и танцевать, а в 6 лет отвела ее на танцы. В 16 девушка впервые уехала от родителей, поступив в профессиональную школу танцев в Гаване.

«Тяжелее всего было уехать», – говорит артистка. 

По ее словам, в школе она танцевала с утра до ночи, потому что всегда хотела быть только солисткой, а вокруг было много уникальных танцоров.

– И надо было всех этих удивительных людей обойти.  В итоге, я победила.

И сейчас, по словам директора цирка Сергея Бондарчука, молодая женщина в цирке никому не дает спуску.

– Уже глубокая ночь, все хотят спать, а Эдглис заставляет отрабатывать номер, потому что есть «грязные» места.

В «Дзіву» хореограф пришла работать три года назад по приглашению директора цирка, который увидел ее вовремя выступления в известное кабаре «Тропикана», расположенном на окраине кубинской столицы.  Четыре года назад Сергей был членом жюри международного циркового фестиваля, а вечером зашел в кабаре, где и увидел выступление девушки.  А спустя год предложил ей работать в своем цирке.  Сегодня Сергея и Эдглис объединяет не только творчество, они стали семьей.

Как по секрету сказала Эдглис, в тот момент, когда она впервые увидела Сергея, сразу поняла, что это он.

Сергей Югай, артист-дрессировщик верблюдов минского цирка «Дзіва».Сергей Югай, артист-дрессировщик верблюдов минского цирка «Дзіва».

«Продал все свои гитары и ушел в цирк»

Сергей Югай, артист-дрессировщик верблюдов минского цирка «Дзіва»: 

До того как стать артистом цирка, Сергей был мастером спорта по гиревому спорту и регби, пел и вел свадьбы в ресторане Ташкента.  А однажды встретил людей, которые предложили ему работать в цирке.

«Цирк – это моя голубая мечта, – говорит Сергей.  – Я продал все гитары и уехал».

Так в 27 лет он стал цирковым артистом. Вначале выступал в акробатических номерах – партерный полет через турник, потом работал акробатом на верблюдах, а затем занялся дрессировкой этих животных. Сегодня в номере с дрессировщиком работают семь верблюдов. По его словам, всех животных он покупал сам, один верблюжонок стоит 5 тысяч долларов, до первого выхода на сцену проходит полгода.

«Самое главное в дрессировке – найти контакт. Если будешь колотить плетью, то ничего не получится».

Возле Симферополя у Сергея есть дом, но бывает он там нечасто.  По его словам, это не удручает, тяжелее, если нет выступлений.

Светлана Поповцева, артист-дрессировщик диких животных компании «Росгосцирк».Светлана Поповцева, артист-дрессировщик диких животных компании «Росгосцирк».

«Цирк не отпускает»

Светлана Поповцева, артист-дрессировщик диких животных компании «Росгосцирк»: 

Светлана уже 25 лет занимается с животными.  Почему именно дрессировка? Как ответила артистка, выбора у нее не было – муж Юрий Игнатов тоже дрессировщик. Кстати, супруг Светланы представитель известной династии цирковых артистов, вначале был акробатом, а после многочисленных травм поменял направление, но остался в цирке. В семье Светланы и Юрия подрастает дочь и сын. У 17-летней Василисы в прошлом году состоялся дебют, и сегодня девушка выступает с материю на арене.  По словам Светланы, на выбор дочери никто не влиял, это было ее самостоятельное решение. 

Сегодня в семье дрессировщиков живут 4 обезьяны и 6 собак.  О братьях меньших и по совместительству партнерах Светлана рассказывает много и увлекательно. 

«Главное в дрессуре – терпение. Обезьяны показывают много смешного, и ты должен это увидеть и закрепить, чтобы потом показать зрителю. Не из-под палки, а через игру. Нельзя обижать животное, иначе ничего не будет. С собаками попроще, а обезьянки ветреные и безбашенные и в отличие от первых они не преданы человеку». 

По словам Светланы, любовь обезьян к бананам – это преувеличенный вывод. Из четырех животных два решат полакомиться фруктом сразу, а два других поищут что-нибудь повкуснее. Так, в рацион этих цирковых артистов входят овощи, фрукты, масло, джем, бобовые и немного мяса.

На вопрос: тянет ли артистов во время гастролей домой, Светлана ответила, что у них есть и квартира, и загородный дом, но цирк не отпускает, в него попадаешь и уже не можешь выбраться.

 

Ирина Мозель, заслуженная артистка России.Ирина Мозель, заслуженная артистка России.

«Я ни о чем не жалею»

Ирина Мозель, заслуженная артистка России.

«Вам с ней надо обязательно поговорить – это человек легенда», – сказал ведущий программы Владимир Ионис. Через минут десять появилась и сама Ирина Мозель, миниатюрная пожилая женщина.

Как оказалось, Ирина представляет третье поколение цирковой династии Мозель. До нее все в роду были клоунами, а она решила стать наездницей. Дочь подбадривал отец, известный цирковой клоун Василий Мозель: «Гротеск-наездница – королева на лошади!» И уже в 16 лет Ирина Мозель танцевала на лошадях русские, современные номера и даже «Кармен». Выступала женщина до 47 лет, и уже более 20 лет обучает других. Вопрос о травмах женщина проигнорировала.

«Их было столько, что и не перечислить», – улыбается она.

Кроме работы в цирке, Ирина Мозель написала книгу о советской и российской артистке цирка, дрессировщице львов Ирине Бугримовой. Подтолкнул ее к этому случай.

«Бугримовой было больше 70, когда это произошло, –  рассказывает дрессировщица. – Во время выступления один зверь-лентяй повис в кольце. Ирина захотела помочь ему, а он нечаянно ударил ее в руку когтем и вытащил сухожилие. Дрессировщица просто намотала его на руку и продолжила выступать. После окончания ее забрала «скорая», а на следующий день Ирина Бугримова была уже на работе».

На вопрос: не жалеет ли она сама, что всю свою жизнь связала с цирком, а, допустим, не пошла в медицину, Ирина Мозель засмеялась и сказала, что жалеть не о чем. И добавила: «Лошадей я сама лечу и многим родственникам часто ставлю диагноз достаточно точно».