Последний приют. Бобруйчане продолжают нелегально хоронить питомцев в лесопосадке

3635
Светлана ГОЛОВКИНА. Фото Александра ЧУГУЕВА.
Трудно сказать, когда именно появились захоронения на этом нелегальном кладбище – старые холмики уже поросли травой и практически сравнялись с землей. А свежие могилы увенчаны памятниками, надгробиями и даже православными крестами с табличками, на которых красуются имена домашних животных. Десятки Мурок и Шариков нашли последнее пристанище в лесопосадке на улице Гагарина, которая превратилась в настоящий некрополь домашних животных. Неофициальный и не лишенный помпезности – далеко не все люди удостаиваются чести быть погребенными под гранитной плитой.

Стихийное кладбище животных в лесополосе у микрорайона Западный.Стихийное кладбище животных в лесополосе у микрорайона Западный.

Феномен трогательного отношения хозяев к своим питомцам известен с незапамятных времен. И обычай предавать прах котов да собак земле имеет глубинные корни. Вот только традиция хоронить животных в Бобруйске с почестями, которые приличествуют людям, появилась относительно недавно – лет 10-15 назад. За это время спонтанное кладбище кошек и собак разрослось до размеров небольшого сельского погоста. Есть ли смысл его узаконить, или же стремление бобруйчан очеловечивать умерших питомцев является неким массовым помешательством?

Галина Дмитриевна Солонович в 2012 году похоронила в лесопосадке своего добермана Лорда, который прожил у женщины 9 лет. Говорит, что с мужем очень тяжело переживали потерю пса, который в чем-то заменил им выросших и разъехавшихся детей.

– У знакомых узнала, что животных у нас хоронят нелегально в лесу возле пожарной части на Гагарина. Мы отвезли туда Лорда и просто закопали под сосной, – говорит женщина.

Место захоронения она помнит хорошо, но с тех пор на могиле домашнего любимца, которая никак не обозначена, бывала всего несколько раз.

– Знаете, не до этого как-то, – признается Галина Дмитриевна и добавляет, что добермана в семье вспоминают часто и с теплотой. После его смерти супруги решили, что больше не будут брать в дом собаку – слишком быстро они привязываются к животным и очень болезненно переживают их уход.

– Да, я видела памятники и оградки на этом кладбище, – говорит женщина. – Для меня это дико и непонятно. Не каждая семья в состоянии сегодня поставить памятник близким, которые уходят из жизни. А тут – животные…

Стихийное кладбище животных в лесополосе у микрорайона Западный.Стихийное кладбище животных в лесополосе у микрорайона Западный.

Евгению Войтенкову в детстве подарили забавного рыжего котенка, который отличался беспокойным нравом. Мужчина говорит, что семья в Апельсине души не чаяла. Но однажды за малышом не уследили, он выпал с балкона 7-го этажа и разбился.

– До сих пор перед глазами картина, как Апельсин с окровавленной мордочкой и вывернутыми лапами лежит на асфальте,  – вспоминает Евгений и добавляет, что это был, пожалуй, последний случай в его жизни, когда он, тогда 16-летний парень, рыдал взахлеб.

Ни о каких кладбищах для животных в те времена и речи не было, поэтому питомца похоронили во дворе.

– Я закопал его поздно вечером, чтобы соседские мальчишки не видели, где именно, – рассказывает  Евгений Александрович. – Место помню, но старую березу во дворе давно уже спили, теперь здесь растет трава.

По его мнению, если бы в конце 80-х существовало кладбище для животных, то Апельсин непременно нашел бы там последнее пристанище.

– Крест бы ставить не стал, глупо это, – считает мужчина. – А вот плиту какую-нибудь наверняка положил бы, с гравировкой.

Стихийное кладбище животных в лесополосе у микрорайона Западный.Стихийное кладбище животных в лесополосе у микрорайона Западный.

Очеловечивание животных – явление вполне нормальное и естественное, убеждена психолог Светлана Глагола. А возможность прийти на могилу питомца – способ минимизировать боль от его потери. Поэтому кладбище животных в Бобруйске должно быть непременно.

Светлана Глагола, психолог:
– В нашем обществе не принято говорить о смерти домашних животных. Эта тема попросту вытесняется из о9бсуждения, хотя они являются частью семьи, как и прочие ее члены. Однако ошибочно полагать, что умалчивание поможет преодолеть боль утраты. Горевать о потере любимого питомца и детям, и взрослым так же нормально, как оплакивать кончину кого-то из родственников. Для скорбящего очень важно, когда есть время и место, где можно оплакать потерю друга. 

Остается только сожалеть, что в нашем городе не организованы услуги по захоронению домашних питомцев, как это сделано в других странах.

 В том, что наш город нуждается в специально отведенном месте под захоронение домашних животных, убежден и настоятель Свято-Сретенского прихода протоирей Иоанн Коляда. Однако, по его мнению, место под такое кладбище следует отводить за чертой города.

– Странно: людей мы сейчас хороним за городом, а животных – в городе, – недоумевает священник.

Соседство несанкционированного кладбища животных с подворьем настоятеля  возмущает, а установку крестов и памятников на могилах домашних животных он считает явлением ненормальным.

Хоронить умершую кошку или же собаку вполне естественно, в этом нет ничего зазорного. Но делать это, по его мнению, нужно без человечески атрибутов – памятников и оград.

Иоанн Коляда, протоирей:
- Это животное, а не человек. Оно таинства крещения не принимало. Я понимаю, что человек привыкает к своему питомцу, считает его своим другом, но крест могиле ему ставить не подобает.

– Я этих людей не осуждаю, – добавляет протоирей и подчеркивает, что само явление посещения могил домашних животных является неким психологическим отклонением. – Лучше пусть сходят на могилы своих близких, наведут там порядок.

Главный архитектор города Артур Дарашкевич убежден, что вопрос с организацией захоронений домашних животных в Бобруйске давно назрел, и его нужно решать. Однако

Артур Дарашкевич, главный архитектор:
– Полгода назад этот вопрос поднимался в Бобруйске, даже собирались ехать смотреть, как организованы кладбища в Латвии. Но я думаю, что сперва нужно решать все на законодательном уровне, обращаясь в Министерство архитектуры.

законодательной базы, которая бы позволила создать кладбище для кошек и собак, в Беларуси до сих пор нет.

По его словам, если кладбище животных и будет создано в Бобруйске, то уж точно не в районе улицы Гагарина, где сейчас горожане хоронят своих питомцев. Там согласно генплану предусмотрен зеленый массив, без каких-либо застроек и некрополей. Если он будет внесен в карту зеленой зоны Бобруйска, которая сейчас создается, то не исключено, что несанкционированное кладбище на пересечении улиц Гагарина и Гоголя сравняют с землей.