У глусского бондаря свои секреты имеются...

1507
Любовь ЛЯПКО. Фото автора.
Тысячелетиями человечество использовало древесные породы в самых разных ипостасях: в качестве топлива, в строительстве домов, в изготовлении мебели, бумаги, обуви, предметов домашнего обихода...

Настоящие мастера назубок знали физико-механические свойства древесных пород, чтобы надёжно и долговечно изготавливать необходимые предметы. Кстати, те же  полозья  для саней, по словам моего деда Павла, изготавливали из дуба, из него же получались прочные бочки и лопаты. А вот посуда, ложки и разного рода ковши, – всё это делали наши предки в основном из клёна.

Бондарь, он же  бочкарь, – ремесленник, выделывающий бочки и другую древесную утварь. Уже мало кто из молодого поколения знает значение слов баклага, квашня, бадья, кадушка, ушата, даёнка, жбан, чаны... А  ведь всё это в недалёком прошлом было неотъемлемой частью повседневной жизни людей. Изделия из дерева не были предметами роскоши в семьях, они были предметами первой необходимости, без которых ни огород обработать, ни соленья заготовить впрок.

Я всегда с любопытством и замиранием сердца вглядываюь и рассматриваю чудесные шедевры из дерева нашего местного глусского бондаря Владимира Станкевича. Он давно уже член Белоруского Союза мастеров народного творчества, его работы демонстрировались на различных выствках в стране и за её пределами. Мастер Станкевич несколько десятков лет несёт в массы и пропагандирует древнее ремество, устраивает мастер-классы, ищет одарённых ребят и щедро делится с ними своим опытом. Прекрасная координация движений, развитое воображение и мышление, аккуратность и точность – те основные моменты, без которых работа бондаря никогда не будет плодотворной и ценной.

Засела нынче наша молодёжь в компьютерах, потеряла интерес к истинному народному труду, к своему прошлому, истокам, а жаль... Ей всё на блюдечке да с голубой каёмочкой подавай, не желает знать, какой посудой пользовались предки, в чём готовили обеды, чем обрабатывали землю, какое орудие труда было ­основным в их повседневной жизни. Бондарь – профессия  уходящая... И мы порой бессильны что-либо изменить, но вот помнить, знать, изучать и ценить труд наших предков мы просто обязаны. Осваивать этот вид ремесла сегодня никто не запрещает, скорее наоборот, оно ещё больше в цене, потому как ручная работа издревле ценилась народом. А вы знаете, сколько времени уходит на изготовление одной только бочки, какая усидчивость и сноровка нужны?

– Не меньше одной двух недель, – поясняет  бондарь  Станкевич. – Приспособления всё те же, какими пользовались наши деды: специальная бондарская скамейка, удобная для работы, дерево, уже распиленное на колодки и высушенное заранее. И огромная сила воли и терпения. Труда уходит много, а продавать другой раз за бесценок душа не позволяет.

Бондарю из Глуска по силам возродить почти забытое ремесло. Прекрасными творениями его рук мы всегда можем полюбоваться на выставках, массовых гуляньях в городке и за его пределами. Совсем недавно работами мастера Станкевича любовался бобруйский зритель на Дне города, кое-что было продано, что-то подарено... Ведь  сегодня, в век пластика, приобрести изделие из дерева, а ещё получить из рук самого творца  – это так здорово! Ведь и конкурентов в области у Владимира Станкевича не осталось.

– У каждого бондаря – свои секреты, а у дерева – свой  вкус, – пояснял мастер. – В каждую свою работу я вкладываю частичку души и сердца, частичку себя. Иначе дело не выгорит: то бочка расколется, рассыпется, то покупатель взгляд на ней не остановит. Вот почему каждый мой предмет должен жить, дышать, играть и радовать глаз.

А  ещё  я  слышала, что  бондарь Станкевич даже чайник деревянный умудрился смастерить. Чудеса да и только!

– Липа и клён – самые чистые деревья, – учит меня своему искусству Владимир Станкевич, заметив мою искреннюю заинтересованность. – Раньше в такой посуде сметанку хранили, мёд да напитки... Не так  быстро нагревается посуда и остывает не так быстро. Народ смекалистый был, все моменты учитывал.

Я же продолжала любоваться работами мастера! А ребятня с родителями то и дело подходили к работам, брали в руки коромысло и просто делали фото на память... И им это здорово удавалось. А мастеру было приятно, что его работы нравятся детишкам, авось, кто завтра захочет поучиться?