Новый главный режиссер бобруйского театра: «И зритель скажет: «Вот это было да-а-а!»

1975
Владимир РЕПИК. Фото автора.
На вопросы «ВБ» ответил главный режиссер театра им. В. И. Дунина-Марцинкевича Венедикт Расстриженков.

Главный режиссер Могилевского областного театра драмы и комедии ми. В. И. Дунина-Марцинкевича ВенедиктГлавный режиссер Могилевского областного театра драмы и комедии ми. В. И. Дунина-Марцинкевича Венедикт Расстриженков.

После почти двухлетнего перерыва в Могилевском областном театре драмы и комедии им. В. И. Дунина-Марцинкевича новый главный режиссер – Венедикт Расстриженков.
Венедикт Яковлевич родился 3 ноября 1957 года в Минске. В 1986-м окончил Белорусский театрально-художественный институт (сегодня – Академия искусств), отделение «Режиссура драмы». В качестве режиссера-постановщика сотрудничал более чем с десятью театрами Беларуси, среди которых – республиканский театр белорусской драматургии, Национальный русский академический театр им. М. Горького, Национальный академический театр им. Я. Купалы, Могилевский областной драмтеатр и другие. В бобруйский театр перешел из Минского областного драматического театра в Молодечно.

«Люди в Бобруйске открытые»

– Венедикт Яковлевич, от кого вам поступило предложение прийти служить в наш театр?
– Время от времени слышал от коллег, критиков о том, что в Бобруйске нет главного режиссера. Потом мне позвонила директор вашего театра, договорились о встрече… (В этот момент в кабинет, где дает интервью главреж, заходит бывший актер театра – хочет вернуться в театр – прим. авт.)
– И часто вот так приходят актеры, просятся на работу?
– Я здесь всего лишь с первого июня. Актеры приходят, в том числе с предложениями почитать пьесу, чтобы включить ее в репертуар. Но у нас же есть план – 7 спектаклей в год, это очень много. И не все предлагаемые актерами пьесы театр может взять для постановки. Но… люди в Бобруйске открытые, это мне нравится!
– Вы успели прочувствовать колорит Бобруйска?
– Колорит города очень симпатичен. Вот мне, кстати, не хватало в Молодечно колорита Бобруйска. Это я почувствовал сразу же, стоило мне только приехать в Бобруйск. Спросил у попутчицы, которая тоже выходила в Бобруйске, есть ли у вас театр? «Конечно, есть!» – смело ответила мне она. «И какой он у вас?» – спрашиваю. «Самый лучший!»
Но, подумалось, может, случайно такая вот женщина «своя» попалась? Но нет – ходишь по магазинам, общаешься в гостинице, знакомишься-общаешься в театре – и люди в основном все открыты. Мне это очень нравится.
– Где вы живете?
– Пока в гостинице «Бобруйск», центр, но хотелось бы посмотреть и окраины – город-то большой, интересный. Вообще, рынок надо первым делом посмотреть. Вот, никак дойти не могу, хоть и близко от театра. Только соберусь, постоянно что-то отвлечет.
– Есть такие люди, которые ходят на рынок себя показать.
– Вот молодцы!
– Венедикт Яковлевич, раз уж мы сразу на бытовые темы, у вас есть дача?
– Да, у меня есть дача, но моя профессия не позволяет проводить там много времени. Дача у меня наездами, поэтому я посадил там деревья и плодовые кусты, в основном, смородина красная, черная. Еще на даче есть многолетние цветы.
…Допустим, запланировал поехать на дачу, а тут поступило предложение посетить спектакль, которого я еще не видел, в таком случае отменю поездку на дачу ради спектакля.

«А вы, оказывается – тиран!»

– Вы уже познакомились с театром, с труппой?
– Меня представили труппе, но знакомство все еще продолжается. Хотелось бы с каждым побеседовать индивидуально.
Мне интересно обойти каждый уголок театра. Может, какую-то сделать мастерскую для художника. Кстати, в театре сейчас нет главного художника. И я ставлю себе задачу номер один – до начала нового театрального сезона найти кандидатуру на роль главного художника! Потому что главный художник театра, так же, как и главный режиссер – это люди, определяющие политику театра, его вкус и стиль.
– Какие новые работы будут предложены в ближайшее время?
– Я приехал со своим багажом из 10 пьес. Но я посмотрел труппу, отобрал 5, начал знакомиться – оставил 3. Пока одна из них доминирует. Я так и сказал актерам: у меня пьеса просто просится в ваш театр! Сюжет ее классический, а имеет она множество прочтений и вариантов.
– Вас актерам еще предстоит узнать. Вы какой режиссер – строгий или даете поблажки?
– Режиссер никогда не может себя объективно оценить, я считаю. Так же, как и труппа не может его полностью объективно оценить. Как-то ставил спектакль в театре, который, как мне казалось, я хорошо знал. Ставил спектакль на актера, которого я раньше занимал больше в эпизодах. Актер неплохой, член худсовета, т.е. с ним решали больше оргвопросы. А тут я его занимаю на главную роль, и он начинает меняться на глазах: я говорю ему какие-то простые вещи, а он не слышит, как будто стена какая-то… На тот момент я считал, что я очень демократичен. А он мне говорит: «Венедикт Яковлевич, а вы, оказывается – тиран!»…
– Вы говорили, что, работая в разных театрах Беларуси, часто слышали о бобруйском театре. А какова молва?
– Я вам скажу откровенно – есть режиссеры, которые мне не очень симпатичны, которые имеют звания, имена – вот они говорят о провинциальных, областных театрах снисходительно. Для чего? Потому что сами вышли из провинции, что-то схватили, закрепились в Минске и хотят себе доказать, что они состоялись. Они хотят отречься от своих корней, на мой взгляд. Но хочу отметить, что есть режиссеры, которые ставили тут у вас спектакли и очень хвалят труппу и город. Они и поздравили меня одни из первых – Барковский Виталий Михайлович, Ковальчик Сергей Михайлович. Их комментарии: «Это ж такой театр, с такой историей!» Очень хорошо, что сейчас снимается много сериалов – хорошо для актеров. Потому что они на сериале контактируют с московскими актерами, с минскими. Вот, например, Вера Ковалерова так отзывалась о вашем известном актере Сан Саныче Парфеновиче: «Какой актер! И прежде всего, прекрасный партнер». Для актера очень важно, чтобы был хороший партнер, и вот тогда они будут вытворять такие фокусы! И зритель скажет: «Вот это было да-а-а!»