Суд продолжает рассмотрение дела экс-мэра Андрея Коваленко. День седьмой: Бонохов, Каранкевич, Пранович, Молдаван (дополнено)

8454
Светлана ГОЛОВКИНА. Фото Александра ЧУГУЕВА.
30 июня в суде Бобруйского района и Бобруйска началось седьмое по счету заседание по делу бывшего председателя горисполкома Андрея Коваленко. Из зала суда передает корреспондент "Вечернего Бобруйска".

Вчерашнее заседание можно посмотреть ЗДЕСЬ.

Для дачи показаний повторно приглашен начальник землеустроительной службы Вячеслав Сысой. Он передал судье для изучения документы по двум земельным участкам - под цветочный павильон и автомойку. 

В зале присутствует супруга Андрея Коваленко, которую суд планировал допросить в качестве свидетеля. Однако в последний момент адвокат экс-мэра отказалась от этой идеи.

Гособвинитель Константин Левицкий, комментируя ход процесса, отметил, что он проходит на удивление спокойно. Нет проблем и с приводом свидетелей.

- Не пришли буквально несколько человек, - отметил он.

По словам Константина Сергеевича, свидетели, согласившиеся сотрудничать со следствием, будут освобождены от уголовной ответственности за дачу взяток должностному лицу. Однако против одного из фигурантов дела, Андрея Денисевича, в свое время были выдвинуты обвинения.

- Он отказался признать факт дачи взятки и предстал перед судом, - отметил Левицкий.

По его словам, суд состоялся в Могилеве. Какой именно был вынесен приговор, гособвинитель ответить затруднился. Он также отказался от комментариев по поводу того, какой приговор может быть вынесен обвиняемым, которые проходят по данному процессу.

... В зал суда для дачи показаний повторно вызван главный архитектор города Артур Дарашкевич, который поясняет нюансы, связанные с переводом жилых помещений в нежилой фонд.

Приглашенный в качестве свидетеля директор ОАО "Бобруйский мясокомбинат " Дмитрий Бонохов, занимавший должность председателя горисполкома в 2006-2014 годах, подтвердил слова главного архитектора, что в бытность его руководства городом существовал запрет на вывод жилых помещений в нежилой фонд, если они находятся в районе площади Ленина. Именно по этой причине владелице квартиры по улице Советской дважды было отказано в прохождении подобной процедуры.

- Это мое личное мнение. Я считаю, что дома в центре города должны сохранить свою архитектурную ценность, - отметил Дмитрий Бонохов.

По его словам, под свое мнение он постарался подвести законодательную базу. Во всяком случае, решения по выводу недвижимости в нежилой фонд принимались на заседаниях горисполкома, а не единолично городским главой. 

- Отказов было не много, но они были, - подчеркнул Дмитрий Бонохов.

Для дачи показаний приглашен фигурант последнего эпизода Максим Пранович, сын владелицы квартиры по улице Советской, который через посредников должен был передать 6000 долларов Андрею Коваленко за перевод недвижимости в нежилой фонд. По его словам, в разговоре с Артуром Ахундовым он однажды упомянул о своей проблеме. Собеседник пообещал помочь решить вопрос через отца. В итоге, со слов Ахундова-старшего, Коваленко дал "добро" на вывод квартиры в нежилой фонд. Осталось только решить вопрос с архитектором, сославшись на то, что есть одобрение от городского главы.

После того, как Ахундовы потребовали деньги за услугу, Пранович обратился с заявлением в КГБ. В итоге была разработана целая операция с задействованием сотрудников "Беларусбанка", которые выдали Прановичу меченые купюры. Они были переданы знакомому Артура Ахундова и позже обнаружены у того в машине. Во время пересчета денег посредник был задержан правоохранителями.

По словам Максима Прановича, вопрос со злополучной квартирой до сих пор остается открытым. Она была переведена в нежилой фонд, однако первый зампред горисполкома Олег Ковель, исполняя обязанности городского главы, отменил это решение.

- Ничего в этом мире не меняется. Мама уже была на приеме у нового мэра Александра Студнева, который посоветовал ей жить в этой квартире. Но ведь мама продала дом, чтобы ее купить специально под магазин, она обувью торгует. Чтобы никому за аренду помещения не платить, - пояснил ситуацию Пранович. - Это беспредел какой-то!

По его словам, в Бобруйске вопросы перевода жилых помещений в нежилой фонд по-прежнему решаются за деньги. Так, Пранович утверждает, уже после ареста Андрея Коваленко,  20 февраля 2017 года, по решению горисполкома по аналогичной схеме якобы за 5000 долларов в нежилой фонд было переведено помещение в исторической части города возле офиса компании " Визит-Тур".

- Горисполком должен служить на благо народа, а не вымогать у людей деньги, - заявил Максим Пранович.

Эльшад Ахундов, обращаясь к Прановичу, попросил его смотреть в глаза.

- Ты постоянно ходил ко мне в "Апшерон", просил помочь. Но я уже тогда не хотел иметь с тобой дела, потому что по городу ходили слухи, что ты работаешь на КГБ.

По мнению  Ахундова-старшего, вся акция с квартирой была спланирована. Этого мнения придерживается и Артем Ахундов, который заявил, что Пранович сам предложил деньги за решение вопроса. Причем, речь шла о 7000 долларов.

- Ты же сам просил о помощи с квартирой, говорил - не знаешь, что с ней делать. Что поставил там кровать-полуторку и девок тягаешь, - возмутился Ахундов-младший.

Подтверждать показания Прановича отец и сын Ахундовы отказались.

Пранович заявил, что на сотрудничество с КГБ согласился добровольно, так как доверяет этой структуре, "а другим -  нет". Часть переговоров с Ахундовыми он записывал на диктофон-флешку, а затем передал сотрудникам Комитета госбезопасности. Записи были заслушаны в ходе судебного заседания. О том, кому именно предназначалась взятка, Пранович не смог ничего рассказать. Говорит, что, вероятно, Андрею Коваленко, но доказательств этому предположению у него нет. Свидетель путается в показаниях, которые не совпадают с данными запротоколированного ранее допроса.

Эльшад Ахундов заявил, что через несколько дней после задержания на очной ставке Пранович в присутствие следователя предлагал ему сдать Коваленко, после чего он будет отпущен домой.

- Я такого не помню, - ответил Пранович.

 Он также не смог объяснить ряд нестыковок в своих показаниях, на которые ему указали представители защиты.

Свидетель Тамара Молдаван рассказала о подробностях вывода в нежилой фонд квартиры по улице Советской, собственницей которой является. Женщина призналась, что не понимает, почему к ней такое предвзятое отношение.Она открыто обвинила Андрея Коваленко во взяточничестве, заявив:

- Рыба гниет с головы.

Для дачи показаний вызван бывший главный архитектор города Олег Каранкевич. Он подтвердил, что в свое время городской глава Дмитрий Бонохов ввел негласный запрет на вывод в нежилой фонд квартир в центре города. Речь, по его словам, шла о домах, которые были отремонтированы в 2006 году к «Дожинкам». Чтобы не портить оштукатуренные фасады, в таких домах город отказывал в выводе квартир из жилого в нежилой фонд под любым предлогом. Олег Каранкевич утверждает, что законодательно подобная инициатива закреплена не была, и соответствующего решения горисполкома не существует.

– Почему же архитектор не дал отпор Бонохову? – поинтересовалась представитель защиты.

– Я отвечу просто: в зале находились юристы, строители, землеустроители, члены исполкома. И все промолчали. Более того, они меня еще потом убеждали, что соответствующее решение горисполкома существует. Интересно, кто его готовил, отдел спорта и туризма? – парировал бывший главный архитектор.

По его словам, однажды он прямо указал членам исполкома на отсутствие решения, которое бы ограничивало права собственников по выводу квартир из жилого фонда в центре Бобруйска.

– Мне сказали: «Помолчи!», – отметил Олег Каранкевич.

Подобная практика сохранилась и при Андрее Коваленко, который, по его словам, лишь к концу 2016 года узнал, что запрета на вывод квартир из жилого фонда в районе площади Ленина документально не существует.

Выяснилось, что бывший главный архитектор присутствовал при приеме граждан, на котором Тамара Молдаван встречалась с Андреем Коваленко по вопросу своей квартиры. Женщина утверждает, что экс-мэр тогда выставил ее за дверь в грубой форме, заявив: «Пошла вон!». При этом, по словам Тамары Молдаван, внятных объяснений, почему она не может вывести квартиру из жилого фонда, хотя в доме напротив это сделали без труда, она не получила.

Олег Каранкевич пояснил, что Молдаван не раз и не два было рассказано, почему сделать это нельзя, но она объяснений не услышала, продолжая гнуть свою линию. В итоге Андрей Коваленко действительно попросил ее покинуть помещение.

– Не могу утверждать, что именно он сказал. Но все было корректно, – отметил Олег Каранкевич.

Судья попытался разобраться в том, каким образом на протяжении двух лет Тамара Молдаван дважды получала отказ по своему вопросу, и еще дважды – положительный ответ.

– Вопрос не к вам, – обратился судья к Каранкевичу, – а к той системе, которая существовала в Бобруйске и позволила случиться тому, что случилось. Люди под эту систему вот даже деньги брали. Наша задача – эту систему искоренить.

Слушание по делу Андрея Коваленко будет продолжено 5 июля.