Валерий Мельников писал историю Бобруйской крепости

1551
Инна ОВСЕЙЧИК, сотрудник Бобруйского краеведческого музея.
В отличие от любителей мифологии и мистики, его всегда интересовала реальная, невымышленная история

Валерий Федорович Мельников.Валерий Федорович Мельников.


У нас в Беларуси есть больше десятка специалистов по фортификационным сооружениям ХХ века и практически нет специалистов по сооружениям первой половины XIX века, к которым относятся Бобруйская и Брестская крепости. Сотрудникам Бобруйского музея, историкам, библиотекарям и другим краеведам к началу ХXI столетия удалось только в общих чертах разобраться с оборонительными сооружениями крепости на Березине. В немногочисленных публикациях хватало ошибок и неточностей.

Но вот около пяти лет назад наконец-то нашелся человек, кому оказался по зубам такой крепкий орешек, как Бобруйская крепость. Это Валерий Федорович Мельников. Во-первых, он историк (окончил БГУ), во-вторых, бывший офицер (около шести лет служил в Бобруйской крепости).
Он был настоящим, глубоким исследователем. Был, потому что недавно, 17 апреля, его не стало. Он умел анализировать старые планы крепости, как никто умел их читать, потому что для несведущего человека многие линии и цифры на карте XIX века не скажут ничего. Вместе со старшеклассниками гимназии № 3 Валерий Федорович не просто осматривал сооружения, а производил обмеры казематов, определяя толщину стен и другие данные. Сопоставляя натурные исследования с планами объектов, с фотографиями разных периодов, делал выводы о том, что представляло собой сооружение в реальности. Ведь не раз оказывалось, что вместо одного сооружения построено другое или с меньшим количеством казематов.

Валерия Федоровича всегда интересовала реальная, невымышленная история, в отличие от множества любителей мифологии и мистики. Создатели подземных «тайн» и «очевидцы» рассказывали, как в детстве по подземному ходу из крепости выходили в Титовку. А Мельников среди прочих изданий XIX века изучил «Памятную книгу для инженерных и саперных офицеров», разобрался, какие подземные ходы строили военные инженеры в крепостях - с какой целью, какой высоты, протяженности. Изучил информацию о подземных войнах в России и других странах в разные периоды истории. И, разумеется, обследовал потерны и контр-минные галереи непосредственно на территории нашей крепости, придя к выводу, что подземных ходов более 64 метров не существовало и не существует. Написал он в подробностях и о технологии производства кирпичей и известкового раствора, раскрыв секреты прочности кирпичной кладки. Вот только яиц в «рецептуре» не обнаружилось.

Интернет во многом облегчал работу исследователя, но на поиски необходимых сведений уходило немало часов. Представьте себе монотонное пролистывание сводов законов Российской империи, «Памятных книжек Минской губернии» разных лет и других материалов. Кстати, Мельников умел признавать ошибки, которые допускал сам. Если в информации, добытой из архивных источников, обнаруживались новые факты, он переделывал разделы по фортификации Бобруйской цитадели. Отдельные его статьи были размещены на сайте Бобруйского горисполкома в разделе «Историко-культурное наследие», но любители истории могли и не найти их там. И тогда Валерий Федорович разместил свои материалы на одном из бобруйских форумов. Потому что славы он не искал, денег на издание ни у кого не просил. Вот что он сам написал о цели новой темы на форуме: «Крепость - одна из главных исторических достопримечательностей города. Но для многих бобруйчан терминология русской фортификации XIX века - тайна за семью печатями. Они с легкостью редюиты называют бастионами, оборонительные башни - фортами, казематы - редутами и т.д. Цель данной темы - помочь горожанам ликвидировать этот пробел и научить правильно читать «каменные страницы» Бобруйской крепости».

И все-таки главное даже не в том, что Валерий Федорович разобрался с фортификационными названиями и терминами, а в том, что он составил как из отдельных пазлов целостную картину нашей крепости: историю ее строительства, назначение оборонительных сооружений, данные о крепостной артиллерии, органах управления, биографии комендантов и инженеров. И даже систематизировал материалы о военно-рабочих и арестантских ротах Бобруйской крепости! Можно было бы уже полноценную книгу выпускать в свет, но до этого момента Валерий Федорович не успел дожить.
Справедливости ради надо сказать, что на крепости не заканчивался круг интересов Валерия Мельникова. Еще во время работы преподавателем истории в воспитательной колонии после окончания военной службы он стал заниматься поисковой работой и создал там музей. Одним из значимых его дел стало исследование жизни и подвигов летчика Георгия Правосудова. По крупицам собирал он в архивах России и Беларуси сведения о героической судьбе уроженца Рогачева, юность которого прошла в Бобруйске. Георгий Правосудов был представлен к званию Героя Советского Союза (причем дважды), но заслуженной награды так и не получил. Главным образом из-за того, что с воинскими почестями его похоронили... гитлеровцы. Мельников обратился в «Советскую Белоруссию». Благодаря журналисту Николаю Качуку материалы о Правосудове были напечатаны, но борьба за Золотую Звезду Георгия Правосудова продолжается и по сей день. Уже без Валерия Мельникова.

Очень хотелось бы, чтобы Бобруйск узнал об этом выдающемся, но очень скромном человеке. Он был интеллигентом в самом полном значении этого слова, сродни профессорам и офицерам того XIX века. Хотелось бы, чтобы у нас в Беларуси издали его книгу по Бобруйской крепости. Правда, такую книжку не всякий человек осилит прочесть от начала и до конца. Но каждый смог бы найти в ней ответы на те вопросы, которые, может быть, уже давно его интересовали.

comments powered by HyperComments