Бобруйчане высказались «за» и «против» социального иждивенчества

2001
Светлана ГОЛОВКИНА. Фото Александра ЧУГУЕВА.
Обсуждение Декрета №3 в формате дебатов состоялось 27 апреля в тайм-клубе «13:87». Участие в пилотном проекте дебат-клуба приняли бобруйчане, которые разделились на две команды и аргументированно отстаивали свою точку зрения.

Хозяйка тайм-клуба Наталья Халанская рассказала, что сама встреча носит игровой характер, ее цель – научить участников диспута ораторскому искусству и умению отстаивать свои взгляды. Добровольцы из числа обычных бобруйчан сами выбрали тему дебатов и готовились к ним настолько скрупулезно, что в некоторых сферах стали настоящими экспертами. Во всяком случае, они не только обосновали свою позицию, но и смогли достойно ответить на каверзные вопросы оппонентов и гостей встречи.

Говорят, что в споре рождается истина, и рациональные доводы обеих сторон оказались заслуживающими внимания. Команда, отстаивающая идеи патернализма на примере одного декрета, убедительно доказала, что налоговое бремя в государстве должны нести все граждане. Поэтому так называемый налог на тунеядство – попытка не только заставить работать определенные категории граждан, но и восстановить социальную справедливость. Сторонники либеральной модели государства, апеллируя к Конституции, доказывали, что принуждение к труду в любой форме является нарушением действующего законодательства, а людей, которые проходят через процедуру признания себя тунеядцами, подвергают унижению.

В ходе дискуссии участники затронули не только моральные, нравственные и правовые аспекты документа. Финансовая сторона Декрета вызвала не меньше споров. Согласно официальным данным, которыми оперировали участники диспута, в Беларуси насчитывается 350 тысяч социальных иждивенцев, и если каждый из них оплатит сбор в размере 20 базовых величин, страна получит порядка 8 млн. долларов США. Много это или мало? В масштабах одного государства – мизер.

– Это стоимость строительства всего лишь восьми километров МКАД, – отметил один из гостей встречи.

 Причем, из предполагаемой суммы, которая вряд ли будет собрана в полном объеме, следует вычесть затраты, связанные с созданием базы социальных иждивенцев и контролем за выполнением Декрета. В итоге финансовая выгода от документа сомнительна, а раскол в обществе – очевиден.

Выдвигая все новые и новые аргументы в защиту своих позиций, участники диспута подняли ряд важных вопросов. Например, почему к категории иждивенцев не отнесены люди, находящиеся в местах лишения свободы, и стоит ли приравнивать к социальным иждивенцам домохозяек. Противники Декрета озвучили предположение, что документ открывает неограниченные возможности для коррупции, ведь судьбу каждого конкретного человека с его бедами и проблемами будет решать чиновник в индивидуальном порядке. И от его волеизъявления зависит, поставят ли на безработного клеймо социального иждивенца со всеми вытекающими из этого последствиями или же избавят от столь унизительного статуса.

Участники диспута пришли к выводу, что Декрет №3 не до конца продуман и адаптирован к обычным житейским ситуациям. Кроме того, в документе оставлены «лазейки», которые позволяют людям, не желающим работать, минимизировать свои расходы. К примеру, для этого достаточно зарегистрироваться в налоговой как ремесленник и платить вместо 20 базовых величин всего лишь одну.

– Декрет заставляет людей хитрить и изворачиваться, – отметили участники диспута.

По их мнению, в Беларуси должен быть документ, который дифференцированно определяет налоговую нагрузку для каждой категории граждан. Но принятый Декрет не прошел общественную проверку. И из-за негативной реакции огромного количества белорусов его проще отменить, а впоследствии разработать другую концепцию борьбы с социальными иждивенцами, ориентированную на тех, кто действительно ведет асоциальный образ жизни.

– Любые опыты нужно проводить в лабораторных условиях, – отметили участники встречи.

По итогам диспута среди гостей тайм-клуба было проведено закрытое голосование. В результате победа досталась команде, которая выступала против Декрета №3 – ее аргументы в дебатах оказались более вескими и убедительными.