1.9394
2.3094
3.3718

Нац. банк РБ

Ясно, солнечно
11° C
История любви, которая началась в замурованном склепе.

Николай и Еля Карабановы. Николай и Еля Карабановы.

Герои этого рассказа не предполагали, что их первая брачная ночь пройдет в склепе, а после судьба подарит им без малого 70 лет совместной жизни, в которой будет все — тихое семейное счастье и тяжелый труд в колхозе, голод и три войны, смерть детей и рождение внуков-правнуков. А главное, в ней будут взаимное уважение и забота друг о друге до самого последнего дня. Она уйдет первой, он - спустя полгода. Еля и Николай Карабановы уже 17 лет покоятся на сельском кладбище в деревне Бирча Бобруйского района под общей каменной плитой, а в их семье до сих пор бережно хранят фантастическую историю любви белоруса и молдаванки.

Принц с булочками и спящая красавица

В конце 20-х годов прошлого века обычный белорусский сельский парень Николай Карабанов решил попытать счастья и отправился на заработки в Одессу, которая слыла городом богатым и гостеприимным. Но все оказалось не таким радужным, как представлял себе молодой человек. Без образования и протекции он смог получить лишь место продавца булочек в семье пекаря-еврея. Торговля шла успешно, появились первые постоянные клиенты. Однажды на улице к нему подошла очень красивая девушка и заказала ароматные булочки с доставкой на дом. Их Николай пообещал принести вечером по указанному адресу.

К визиту в дом незнакомки молодой человек готовился с особой тщательностью - уж больно приглянулась Николаю южная красавица. В особняке, впрочем, его никто не ждал. Лишь в дальней комнате он обнаружил спящую девушку, попытался ее разбудить и с ужасом понял, что она не подает признаков жизни. В это время послышались голоса, и напуганный молодой человек решил спрятаться в сундуке с одеждой. Выбраться из него у парня не хватило смелости, ведь в смерти девушки наверняка бы обвинили непрошеного гостя.

Тем временем семья умершей стала готовиться к похоронам. Ночью в комнате постоянно присутствовали родственники и соседи, оплакивая безвременную и неожиданную кончину единственной дочери в семье. Утром гроб с усопшей отвезли на кладбище. А вместе с ним — и сундук с одеждой покойной, в котором так опрометчиво спрятался Николай. Прошло совсем немного времени, и девушку вместе с продавцом булочек замуровали в склепе.

Корзинка со сдобой, спички и перочинный нож - вот весь нехитрый скарб, с которым живьем был погребен молодой человек. О том, чтобы выбраться из выложенной кирпичом ямы, прикрытой массивной каменной плитой, нечего было и думать. Мысленно Николай уже простился с жизнью и напоследок решил взглянуть на девушку. Вскрыть гроб при помощи ножа оказалось совсем не сложно, незнакомка в белом платье лежала в нем как живая. Парень даже отважился погладить ее по руке, которая оказалась на удивление теплой и мягкой. А потом спящая красавица открыла глаза и - с ужасом поняла, что ее похоронили.

Дочь Николая и Ели Валентина Романишкина с фотографиями родителей. Дочь Николая и Ели Валентина Романишкина с фотографиями родителей.

Была ли это любовь с первого взгляда? Трудно сказать. Но терять молодым людям оказалось нечего. Правда, они не подозревали, что первая брачная ночь в склепе завершится неожиданным освобождением. Кладбищенские служки посчитали, что в сундуке находится богатое приданое, и решили вскрыть захоронение. К слову, первый из них, заглянув внутрь и увидев парочку, скончался на месте от сердечного приступа. Ну а парень с девушкой выбрались наружу и разошлись по домам. Юная Еля призналась ошеломленным родителям в том, что ее спас продавец булочек, в дом к еврею-пекарю были отправлены сваты, и уже через несколько часов поминки плавно перешли в свадьбу.

«Цыганская дочка»

Познакомиться с семьей Карабановых мне довелось в декабре 1999 года благодаря коллеге-журналисту Николаю Давидовичу, который впервые и обнародовал эту историю. На сельском кладбище по случаю сороковин Елены Кононовны собрались ее дети и внуки, а 95-летний Николай Иосифович подтвердил, что одесские байки из склепа вовсе не являются байками. И объяснил все случившееся с научной точки зрения: его будущая супруга, которую посчитали умершей, впала в летаргию, но в суматохе врача позвать никто не догадался…

В 1930-е, когда в Одессе стало неспокойно, семья перебралась в деревню под Бобруйском. Николай пошел работать на торфодобывающее предприятие, братья супруги устроились в колхоз, Еля с матерью и свекровью управлялись по хозяйству. Ее отец-кузнец тоже очень скоро нашел применение своим талантам. В 1939 году Николай Иосифович ушел на свою первую войну - освобождать Западную Белоруссию. Потом были финская кампания и Великая Отечественная. Но каждый раз он возвращался в родную Бирчу, к своей Еле - после плена, после контузии.

- Родители нам долго не рассказывали о том, как познакомились, - вспоминает Валентина Романишкина, младшая из детей Карабановых. - Я услышала эту историю лет в десять, на чьей-то свадьбе. Это уже потом о них написали в газете.

Валентина Николаевна - девятый ребенок в семье. Первые четверо детей Карабановых умерли в младенчестве, оставшихся четверых сыновей и дочь супруги поставили на ноги и, что называется, вывели в люди.

- У родителей разница в возрасте - 10 лет, мама меня родила, когда ей было уже за сорок, поэтому молодыми я их не помню, - рассказывает дочь. - Хотя все говорили, что они были очень красивой парой.

Из далекого детства Валентина Николаевна, давно живущая в Бобруйске, сохранила воспоминание о том, как отец зимой возил ее в школу на санках, предварительно расчищая дорогу от снега. А еще женщина говорит, что в Бирче ее часто дразнили цыганской дочкой, хотя все знали, что Еля - молдаванка.

- Было очень обидно, - признается собеседница и неожиданно улыбается. - Вы знаете, папа о маме очень заботился, то яблочко ей порежет, то семечки и орешки почистит. Я не помню, чтобы они когда-нибудь ссорились.

Сельская жизнь не располагает к сантиментам, однако мать, по словам Валентины Николаевны, всегда была человеком открытым и доброжелательным, старалась помогать односельчанам и даже совершенно незнакомым людям.

- Мало кто помнит, но раньше по деревням ходили старцы, так мама никогда их не выгоняла, всегда выносила еду и одежду.

В Одессе супругам Карабановым побывать больше так и не довелось. На месте родительского дома Ели по улице Княжеской еще 10 лет назад можно было увидеть остатки фундамента, позже здесь возвели элитную многоэтажку. Чета Диновых - родители Ели - более полувека покоится на кладбище в Бирче, а об истории любви их дочери-молдаванки и белорусского парня в деревне помнят до сих пор.

«Хорошие были старики, жили дружно»

- Еля и Николай? Конечно, я их знаю, - жительница Бирчи Екатерина Ивановна Бокач распахивает входную дверь и предлагает пройти в дом. - Хорошие были старики, жили дружно. Всегда вместе, очень красивая пара.

О том, как они познакомились, наша собеседница узнала из газет. Говорит, что в деревне эту историю не особо обсуждали - мало ли что в жизни случается?

Женщина подтверждает слова Валентины Николаевны, что дом, принадлежавший когда-то семье Карабановых, несколько лет назад сгорел. 

Так выглядел дом до пожара. Так выглядел дом до пожара.

- Они на поселке жили, - говорит женщина. - Доедете до магазина, который на Кухенцы, потом направо повернете.

- На Кухенцы?

- Говорят, что там когда-то стояла полевая кухня Наполеона, - просвещает нас хозяйка и добавляет, что потом несколько деревень объединили в одну и назвали Бирчей. Поселок, в котором находился дом Карабановых, тоже является ее частью, хотя до него - не менее 1,5 км.

Сегодня здесь осталось всего несколько хат, которые разбросаны вдоль улицы Коммунистической, но выглядят они необитаемыми. На месте сгоревшего дома № 5 - пустырь, за которым начинается колхозное поле. О том, что когда-то тут жила дружная и счастливая семья, уже ничто не напоминает.

Найти спустя много лет старое сельское кладбище в Бирче, где похоронены Карабановы - задача не из легких. Валентина Николаевна по телефону пытается объяснить, что нужно свернуть к ферме, но ориентироваться в снежной пустыне на границе Могилевской и Гомельской областей совсем не просто.

Их могила расположена недалеко от покосившегося кладбищенского забора. Слежавшийся снег едва скрывает прошлогодние искусственные цветы. На двоих-- один памятник, что очень символично: история любви, начавшаяся под плитой склепа в Одессе, завершилась спустя семь десятилетий общей могилой на сельском кладбище под Бобруйском.

Человек | 17.03.2017 - 11:12
Поделиться

Комментарии