Раиса Леонидовна Шпаковская – одна из немногих нотариусов области, решившихся в конце 90-х уйти из нотариальной конторы на «свои хлеба», и известная в городе как частный нотариус.

Раиса Леонидовна Шпаковская с сыном Ратмиром, который помогает ей в нотариальных делах. Он Раиса Леонидовна Шпаковская с сыном Ратмиром, который помогает ей в нотариальных делах. Он окончил Белорусский институт правоведения по специальности «юрист», с дипломом с отличием, с благодарностью Президента.

Хотя, в связи с изменением законодательства, сегодня она, как и все ее коллеги, именуется просто нотариусом Могилевского нотариального округа.

О том, почему было принято решение работать самостоятельно, и как живется нотариусу в эти непростые времена, Раиса Леонидовна рассказала корреспонденту «Вечернего Бобруйска».

– В нотариате я с 1980 года. После окончания юридического факультета БГУ по распределению с супругом приехали в Бобруйск. Сначала я работала в нотариальной конторе Бобруйского района, а когда спустя полгода в Бобруйске образовались два района, перешла в контору Ленинского района. В 1995-м, когда по законодательству стало возможно уходить в отставку, отработав в госструктурах 15 лет, воспользовалась этой возможностью.

В 1996 году получила лицензию Министерства юстиции и стала работать самостоятельно в звании нотариуса города Бобруйска. В 2004 году к названию этой должности было добавлено слово «частный», и с этой приставкой я работала до 2014 года. А с января 2014-го нотариусы в Беларуси перестали делиться на государственных и частных. Нотариат стал единым, и перешел на принцип самофинансирования, то есть, сейчас мы все должны сами себя содержать. Лишь формы работы немного разные: часть нотариусов осталась работать в коллективе, как и ранее, и они образуют нотариальную контору. А другая часть, работавших самостоятельно, образовали нотариальное бюро. У меня бюро №1 города Бобруйска, оно единственное в области.

Когда-то в Бобруйске был еще один нотариус, работавший самостоятельно, но она сдала лицензию и вернулась работать в контору, не выдержав тех условий, в которых мы вынуждены были тогда работать. Сегодня любой нотариус, отработавший в конторе 2 года, имеет право уйти в «свободное плавание».

– Чем же работа нотариуса в бюро отличается от работы коллег в конторе?

– Практически ничем. Единственная разница: материально-техническое обеспечение контор осуществляется централизованно областной нотариальной палатой. А в бюро я сама должна подумать, какую технику закупить, какое помещение арендовать, как там проводить ремонты и прочее. То есть работать в конторе где-то проще, но у нас свой плюс: больше свободы. Надо мной нет начальника, я сама веду запись клиентов и работаю, как мне удобно.

– То есть получается, что клиенту все равно, куда обращаться?

– Да, разницы абсолютно никакой. Мы совершаем одни и те же действия, у нас сейчас одинаковые расценки. Раньше у меня они были несколько дороже, и я чувствовала от этого дискомфорт. Сейчас законодательство одно для всех, принцип деятельности один. Если людей интересует архив, он у нас создан единый, ведомственный. В любой момент, если человек что-то потеряет, может найти это там.

– Вы чувствуете конкуренцию со стороны коллег, работающих в конторах?

– У нас нормальные рабочие отношения, мы помогаем друг другу. Если я в чем-то сомневаюсь, спрашиваю у коллег их мнение, точно также они спрашивают у меня. И нет такого: «Ах, если ты не уверена, отдай своего клиента мне». Тем более что сейчас в законодательстве появилось столько новых моментов, что без совета бывает трудно принять решение. О своих коллегах могу сказать только добрые слова, особенно благодарна Елене Александровне Потаповой, работающей в конторе Бобруйского района, и Ларисе Васильевне Серединой из конторы Первомайского района Бобруйска, которые в трудный период моей профессиональной деятельности просто спасли меня письмом в мою защиту.

– Раиса Леонидовна, почему же вы приняли решение уйти из нотариальной конторы на «свои хлеба»?

– Мне не хватало свободы, и я приняла такое решение. Был маленький ребенок, необходимость решать личные вопросы, начальство не всегда относилось к этому с пониманием. Тогда, в 1995 году, мой непосредственный начальник в конторе считала, что я подрываю ее авторитет. Я просто захотела, чтобы мной никто не командовал. К тому же люди ко мне шли, меня ценили, и я чувствовала себя уверенно.

– Поначалу были проблемы с клиентами?

– Нет. В то время люди шли от безысходности, потому что в разгаре была приватизация квартир, началось долевое строительство жилья, появился рынок купли-продажи автомашин, и в нотариальных конторах были огромные очереди. Причем, время работы в них было ограничено, а я могла себе позволить продлевать его по необходимости. Потому людей был очень много.

 «Надо мной нет начальника, я сама веду запись клиентов и работаю, как мне удобно».

«Надо мной нет начальника, я сама веду запись клиентов и работаю, как мне удобно».

Кстати, прочувствовала на себе, как меняется отношение к клиенту, когда работаешь «на себя». Начинаешь ценить каждого человека, который приходит к тебе. Помню, однажды обидела гражданина: он пришел после 17.00, когда прием был окончен, и мне нужно было куда-то срочно убежать. Он обиделся и ушел с грустным лицом. Это было в 97-м году, а у меня осадок по сей день. Работая в конторе, я четко придерживалась графика работы и не обращала внимания на такие эпизоды. Хотя… есть категория клиентов, которым приплатишь, чтобы они обошли тебя стороной!

– Сколько человек обращается к вам в месяц?

– Трудно сказать точно. Мы ведем подсчет не людей, а совершаемых нотариальных действий, ведь иногда люди заходят просто что-то спросить, либо один человек совершает несколько действий. Возьмем для примера 6 месяцев этого года: мной совершено 953 действия. Сравним это с аналогичным периодом 2006 года: 1849 действий. То есть, за 10 лет количество сократилось почти вдвое, и в последние годы идет тенденция к уменьшению. Связано это не только с кризисом, но и с изменением законодательства. Например, с 2003 года сделки с недвижимостью постепенно уходят от нас в регистрирующие органы, в последние годы это все больше проявляется. Хотя я лично считаю, что регистрирующий орган не должен изготавливать проекты сделок клиента, он должен лишь регистрировать ту сделку, которую ему принес клиент.

Кризис, конечно, тоже влияет на поток клиентов. Если у человека нет денег, разве он купит квартиру? Цена на недвижимость снизилась, но у людей нет денег на это.

– А услуги нотариуса дорогие?

– Стоимость нотариальных услуг зависит от вида нотариального действия, наличия родственных отношений и льгот, предусмотренных законодательством. Например: договор дарения и купли-продажи недвижимости близкому родственнику стоит где-то 73 рубля 50 копеек, договор купли-продажи недвижимости – 136 рублей 50 копеек, доверенность на представительство – 16 рублей 80 копеек, доверенность на владение и пользование автотранспортом близкому родственнику – 27 рублей 30 копеек, постороннему лицу – 48 рублей 30 копеек, если владелец автомашины близкий родственник и пенсионер – 16 рублей 80 копеек, постороннему лицу – 27 рублей 30 копеек и так далее. 

Как-то я спросила у своих пожилых клиентов: дорого ли вам будет сделать завещание, которое стоило 252 тысячи белорусских рублей (сейчас это 25 рублей 20 копеек)? На что одна бабушка мне сказала: «Мы к нотариусу ходим не каждый день, в лучшем случае раз в жизни, и мы способны заплатить за это».

К тому же если человек не может уплатить необходимую сумму, он может обратиться в областную нотариальную палату и палата, изучив материальное положение клиента, имеет право освободить его от оплаты частично либо полностью. За минувшее полугодие полностью освобожденных от уплаты нотариального тарифа у меня 15 человек.

– С какими вопросами люди чаще приходят к вам сегодня?

– Самое распространенное: доверенности, согласие на выезд детей за границу, согласие членов семьи, совладельцев жилых домов на реконструкцию жилых домов, квартир, договоры отчуждения недвижимости, завещания, брачные договоры, переводы с иностранных языков. Во все времена много вопросов по недвижимости и наследству.

Появляются соглашения на выплату алиментов путем передачи какого-то объекта недвижимости детям, очень сильно увеличилось количество исполнительных надписей.

Совершение исполнительной надписи – очень трудоемкое нотариальное действие, требующее много времени на изучение представленных документов, их оценку на бесспорность...

А вот договоры-купли продажи машин, популярные когда-то, у нас и вовсе исчезли по той причине, что сейчас при регистрации в ГАИ нашего договора требуется присутствие продавца и покупателя, людям проще один раз туда прийти.

– Кто-то помогает вам в работе?

– У нас в законодательстве нет понятия «помощник нотариуса». В прошлом году была введена такая единица как консультант нотариального бюро, что мне дало возможность принять на работу своего сына Ратмира. Он окончил Белорусский институт правоведения по специальности «юрист», с дипломом с отличием, с благодарностью Президента, ему 24 года.

– То есть, у вас в семье все юристы?

– Нет, не все, но юристов много. Старший сын – биолог-эколог, работает учителем в средней школе №2 Бобруйска, средний – главный бухгалтер ОАО «МАЗ» - управляющая компания холдинга «Белавтомаз» в Минске, младший – у меня в «подмастерьях»; супруг –юрист, бывший судья и адвокат, а ныне пенсионер; одна невестка – юрист, вторая – психолог, третья учится на юридическом факультете. Еще у меня два внука, внучка, моя любимая мама, сестра, племянница, племянник, брат, супруга брата... Это все моя большая любимая семья! Когда много лет назад один из преподавателей нашего юридического факультета сказал, что работу можно найти, профессию можно поменять или приобрести, но если не сложилась личная жизнь, ее заново не проживешь. Будем считать, что жила я не зря. 

Визитка

Раиса Леонидовна Шпаковская, нотариус Могилевского нотариального округа

Свидетельство на осуществление нотариальной деятельности №41, 

выданное Министерством юстиции РБ 27.03.2014 г.

Адрес: Бобруйск, ул. М. Горького, д. 32, кв. 19.

Тел. 58-16-44.

Раиса Леонидовна Шпаковская. Раиса Леонидовна Шпаковская.

Личное дело | 16.12.2016 - 11:34

Комментарии