Андрей Партянков: «По сути, я урезал все выплаты и зарплаты, а в прошлом году были уволены 250 человек»

4592
Ирина РЯБОВА. Фото Дениса СУДНИКА из архива «ВБ».
Директор ОАО «ФанДОК» Андрей Партянков рассказал «Вечернему Бобруйску», почему пришлось пойти на непопулярные меры, и что это, в итоге, дало предприятию.

– Андрей Иванович, в начале этого года «ФанДОК» в числе других 9-ти предприятий деревообработки вошел в холдинг, а ваши акции переданы в управление Банку развития. Это дало результаты?

– Признаюсь, когда принималось такое решение, я был одним из тех, кто этого побаивался. У меня на глазах было несколько примеров, когда предприятия «вырывались» из такой системы, передавались в другую, где становились непрофильным активом и приходили в убогое состояние. (Например, два завода ДВП на территории нашего предприятия). Но пока вхождение в холдинг дает положительные плоды. Во-первых, Банк развития смог в кратчайшие сроки реструктуризировать наши огромные долги, договорившись с «Беларусбанком». К тому же они создали структуру, которая управляет нашими 9-ю предприятиями, и усилили кооперацию между ними. Нельзя сказать, что все гладко складывается у нас в отношениях, тем не менее, мы объединены общей идеей не похоронить предприятие, развивать его и выйти на положительную рентабельность. Совместными усилиями разработан бизнес-план, по которому мы будем работать ближайший год.

– Какова экономическая ситуация на предприятии на сегодняшний день?

– Можно сказать, стабильная. К сожалению, пока мы еще не вышли на безубыточную работу, этот результат – в самой ближайшей перспективе. То есть, эти убытки заведомо известны и спрогнозированы. Сегодня наш убыток равен суммам, вкладываемым в ремонты оборудования, зданий и сооружений, чтобы в будущем предприятие могло работать спокойно и стабильно. Это те средства, которые, наверное, должны были вкладываться постепенно, на протяжении лет 20-ти, но, к сожалению, этого не произошло и приходится это делать сейчас. А речь идет об огромных суммах: по августу – порядка 2-х миллиардов, по сентябрю – 3, 5-4 миллиарда неденоминированных рублей.

Если говорить об объеме выручки, в январе-феврале он был 6 миллиардов, теперь – уже 15. В октябре планируем 19. Такой же объем и товарной продукции. То есть, практически, мы что производим, то и продаем. Если в прошлом году у нас были большие остатки на складах, то сейчас проблем с реализацией продукции нет.

 «Начинаем отгрузку фанеры в США»

– Какая продукция приносит предприятию наибольшую прибыль?

– По-прежнему на первом месте – фанера. До недавнего времени она занимала 75% в структуре выручки. Сейчас же, при росте объемов, процент этот уменьшился до 60-ти – за счет того, что другие цеха подтянулись. В сентябре мы произвели 2 тысячи кубометров фанеры, в планах – 4 тысячи ежемесячно. Наши возможности позволяют это, но, к сожалению, мы ограничены в поставках сырья, сегодня его в республике не хватает. На втором месте – цех столярных и мебельных плит, по отношению к прошлому году объем производства в нем увеличен примерно в три раза. Есть надежда, что в перспективе и этот цех будет давать серьезную отдачу. Выросло количество производимой нами мебели, в сравнении с прошлым годом – на 170%, и до конца года мы эту цифру планируем удвоить.

– В прошлом интервью нашей газете вы говорили о том, что в мае этого года будет введен в эксплуатацию новый фанерный цех…

– Он построен и полностью готов к работе. Задержка в одном: в процессе стройки мы сэкономили где-то 1,8 миллиона евро, эти ресурсы решили использовать на обновление. Взялись за модернизацию старой котельной 1929 года постройки. Чтобы соблюсти все технические моменты, необходимо разделить проект на два: первая очередь – фанерный завод, вторая – модернизация котельной. Проектная документация сейчас находится на экспертизе. Официально введем в строй фанерный цех, думаю, в начале ноября, хотелось бы приурочить это событие к 8-му числу – именно в этот день в 1929 году был введен в эксплуатацию первый фанерный завод. Символично было бы.

– Но новый цех де-факто уже работает?

– Его работу мы опробовали, и он не обманул ожидания. На старом заводе были проблемы с качеством, потому и спрос был не очень. Сейчас же у нас заказы расписаны практически до конца ноября, мы работаем «с колес», и на склад ничего не ложится. Фанера настолько востребована, что мы уже выбираем покупателей, хотя цена у нас дороже, чем у основных конкурентов. И, скорее всего, она будет расти и дальше, мы еще не дошли до параметров 2014 года. Если тогда метр кубический стоил в среднем 320 евро, то сейчас – где-то 230.

– Где ваши рынки сбыта?

– На сегодняшний день 80% фанеры уезжает на экспорт в страны Евросоюза: Венгрия, Румыния, Польша, Германия, с этого месяца начинаем отгрузки в США. Со Штатами заключено 2 контракта, первая предоплата получена. Столярные и мебельные плиты также поставляем в Европу, они востребованы. 

«Наша ДСП, к сожалению, не конкурентоспособна»

– А почему остановлен ваш завод по производству ДСП, в модернизацию которого были вложены огромные деньги?

– Завод с помощью немецкой фирмы был введен в эксплуатацию в 2014 году. Он выпускает очень качественную продукцию, но, к сожалению, ввиду высокой стоимости электроэнергии она не конкурентоспособна. Потому пока принято решение остановить завод ДСП. Мы разработали предпроектную документацию для установки туда турбины, сейчас проходим согласование, в октябре вынесем этот проект на правление Банка развития. При его утверждении в следующем году займемся установкой турбины, что позволит «закрыть» потребление заводом электроэнергии, и тогда мы будем конкурентны по цене.

– Возникает вопрос: неужели нельзя было все это продумать еще до модернизации завода?

– Трудно говорить за тех, кто принимал решение. Наверное, в 2007 году на рынке альтернативы этому не было. А спустя 3-4 года появился тонкий МДФ, который по своим техническим характеристикам значительно выше ДСП. Сегодня его вполне успешно выпускает «Борисовдрев». Тем не менее,наш продукт также востребован, к примеру для упаковки, и если его сделать дешевле, он будет хорошо продаваться.

– Сколько человек работало на заводе ДСП, и где они сейчас?

– Работало 60 человек. Все переобучены по второй профессии и работают в цехе столярных и мебельных плит, где мы организовали дополнительную смену. При необходимости люди вернутся в прежний цех.

 «Потихоньку возвращаем свою нишу на рынке мебели»

– Судя по результатам недавней выставки «Мебель-2017», ваша мебель возвращает утерянные позиции?

– Да, это так. Почему мебель не продавалась раньше? Первое – туда, к сожалению, не вкладывались средства, плюс потеряли значительное количество специалистов, оборудование за эти годы морально и физически поизносилось. С моим приходом на предприятие я обратил внимание на мебель, потому что это продукт, который имеет хорошую добавленную стоимость. К тому же, там нет предела совершенству, постоянно можно что-то экспериментировать, добавлять. И мы потихонечку возвращаем свою нишу. Так, снова выпускаем сосновую мебель, потому что мы сами производим щит – основное сырье для нее. А наша линейка «Фиерта» из массива дуба востребована в России, это основной продукт, который стоит на потоке, 37 единиц различной мебели в стиле «французский прованс». На выставке наши комплекты для кухни «Хозяюшка» и детский «Незнайка» были удостоены звания «Лучшая мебель Беларуси», после чего заказы на них возросли просто в геометрической прогрессии.

– Фирменную торговую сеть «ФанДОКа» будете возрождать?

– Примерно полгода назад открыли свою фирменную секцию в Минске, на площадях «Минскмебели». В Бобруйске увидеть и приобрести нашу продукцию пока можно только в фойе административного корпуса предприятия. В перспективе, конечно, планируем иметь свои фирменные магазины в каждой области. Сегодня же мы больше развиваем дилерскую сеть. 

«Первых два-три месяца мечтал, чтоб меня выгнали»

– Андрей Иванович, сокращают ли сегодня работников на «ФанДОКе»?

– Сегодня на предприятии работают 1144 человека. Сокращений нет, люди уходят только на заслуженный отдых. С августа мы начали прирастать кадрами, созданы новые рабочие места. Коллектив постепенно омолаживается, людей в возрасте до 30 лет у нас 360 человек. В прошлом году произошла полная смена руководства. Люди, которые не были готовы к моим посылам, не согласны были работать гораздо больше, либо не верили в будущее предприятия, добровольно ушли. Сейчас у нас хороший руководящий аппарат, создана команда единомышленников.

– Работаете полную неделю?

– Да, у нас полная рабочая неделя, некоторые цеха работают и по выходным дням. Работой мы обеспечены, сбытом тоже. Хватало бы сырья для фанерного завода, так работали бы еще больше.

– А что с зарплатой на «ФанДОКе»?

– В августе она была 460 рублей (4 миллиона 600 тысяч старыми) и выплачивается своевременно. Если все пойдет так, как запланировано, то и аванс начнем давать, и обеспечим дальнейший ее рост.

– Значит, трудные времена для «ФанДОКа» позади?

– Неприятно слышать, когда говорят, что «ФанДОК» – предприятие совсем пропащее. Это не так. И что самое грустное – «благодаря» негативному имиджу у работников предприятия поселилось неверие в то, что все можно исправить. Одной из самых сложных задач, когда я пришел сюда, было – переломить психологию людей, заставить их поверить в то мы можем работать лучше и зарабатывать достойную зарплату.

– Не жалеете сегодня, что согласились возглавить это предприятие?

– Первые два-три месяца мечтал, чтоб меня выгнали... Пока я был один, было очень сложно, сейчас же есть команда. Мой жизненный опыт и опыт предыдущих работ позволили сделать шаги, которые, я уверен, были правильными, хотя казались абсолютно непопулярными. По сути, я урезал все выплаты и зарплаты, а в прошлом году были уволены 250 человек. Но, тем не менее, это начало давать результаты.