Долг на 80 лет. Директор мясокомбината отказывается продолжить «дело» предшественника Исайченко

6405
Ирина РЯБОВА. Фото Александра ЧУГУЕВА.
В Бобруйске продолжаются слушания по делу бывшего директора мясокомбината Андрея Исайченко. Нынешний руководитель предприятия Дмитрий Бонохов убежден, что в сложившейся ситуации сотрудничество российскими партнерами-должниками не представляется возможным.

Напомним, Андрей Исайченко заключил контракты с двумя российскими компаниями («Белорусский продукт» – Калуга и «Мясомолпродукт» – Брянск) на условиях отсрочки платежа. Речь идет о фирмах, которые являлись представителями торговых сетей Бобруйского мясокомбината в России. Результатом этого сотрудничества следствие называет ущерб белорусскому предприятию на сумму 33 млрд. неденоминированных рублей, по нынешнему курсу это больше 1,6 млн. долларов. Исайченко обвиняют в нанесении этого ущерба. Сам он, по информации naviny.by, считает, что этот вопрос решаемый и совсем не криминальный. По его словам, россияне даже сейчас готовы рассчитываться – брать продукцию по предоплате и гасить по 5-7% от долга. «Однако новый руководитель Бобруйского мясокомбината, не захотел брать на себя ответственность и продолжить дело», – приводится цитата в статье.

Не недавней пресс-конференции, которую дал бобруйским журналистам директор мясокомбината Дмитрий Бонохов, корреспондент «Вечерки» не могла не задать ему вопрос:

– Вы действительно отказываетесь от сотрудничества с российскими компаниями, которые должны вам деньги, и готовы погашать свои долги?

– Это действительно так, я это не скрываю, и объясню, почему. Мы отказываемся от тех предложений, которые поступили от них в наш адрес, потому что они кажутся нам не совсем правильными. Во-первых, нам предлагают сотрудничество с аффилированными, то есть заинтересованными лицами. Условно говоря, например, учредителем компании, которая предлагалась для сотрудничества, являлся главный бухгалтер той фирмы, которая нам должна деньги. С точки зрения правоохранительных органов это аффилированное лицо. Второй вопрос. К примеру, предлагался объем поставки в месяц на полтора миллиона российских рублей, от этой предоплаты 5% шло бы на погашение долга. Одна из компаний нам должна 92 млн. Сели, посчитали: если мы заключим контракт на полтора миллиона, 5% относительно погашения этого долга, то нам надо 80 лет! Скажите, какой директор подпишется под этим? 80 лет… это только если внуки его будут возвращать эти деньги.

Я сам лично выезжал в Брянск и в Калугу, участвовал в наблюдательных советах, которые, к сожалению, не всегда проводились. И говорю им: «Погасите 10 миллионов. И для нас будет понятно, что если у вас и не все получается, то вы хотя бы хотите рассчитаться с нами». Ответ: «Извините, у нас таких денег нет». После того, как мы настояли, чтобы прокуратуры Брянска и Калуги возбудили уголовные дела (там просматривается четкий состав преступления этих граждан), нам в сентябре через судебного исполнителя заплатили аж целых 5 тысяч при долге 28 млн! Понимаете, человек просто издевается.

Нам рассказывают о создании товаропроводящей сети. Ок, товаропроводящая сеть нам нужна. Я лично был в Калуге, говорю: «Давайте поедем посмотрим, что это за сеть». Оказалось, она зарегистрирована на жену учредителя, то есть эти магазины не принадлежат созданному совместному предприятию. У последнего есть стол, стул, директор и бухгалтер, и никакой товаропроводящей сети там просто нет. А вся эта собственность оформлена на подставных лиц. Мы говорим: «Дайте свидетельство о том, что это зарегистрировано на нашу с вами компанию». Тогда мне будет понятно, куда мы вложили эти деньги – в магазины. Не все получается у нас, взяли продали магазины или сдали в аренду, и какой-то доход. А там ничего нет, там пустой баланс. Подробности я не буду рассказывать, потому что в этом должны разбираться правоохранительные органы, в том числе РФ. И на этом мы настаиваем, потому что там есть нарушение и уставных документов, то есть распоряжение имуществом без решения наблюдательного совета. Когда на сегодняшний день говорят о двух автомобилях, купленных просто за счет средств предприятия и переданных учредителям, то возникает вопрос: а кто принимал такое решение? Если у нас там 51% акций, то почему мы не участвовали в принятии этого решения? А на «Белапане» рассказывают о том, что он белый, пушистый, и его бедного белорусы тут, в том числе и я, обижают. Ну понятно, что каждый показывает ту информацию, которая выгодна ему.