«Мы ни на что не надеялись, а так много получили». Потомки Пушкина вновь побывали в Бобруйске

2948
Инна ОВСЕЙЧИК, ст. научный сотрудник Бобруйского краеведческого музея. Фото автора.
Недавно город на Березине посетили потомки великого поэта. На этот раз приехали из Москвы представительницы трех поколений наследников Софьи Павловны Воронцовой-Вельяминовой (Кологривовой) – Ольга, Елена, Наталья.

Потомки Пушкина на Бобруйщине, в краеведческом музее, у стенда, посвященного великому поэту. Слева направо: Ольга, Наталья, ЕленаПотомки Пушкина на Бобруйщине, в краеведческом музее, у стенда, посвященного великому поэту. Слева направо: Ольга, Наталья, Елена и директор музея Наталья Петровна Артемчик.

Напомним, что первой из потомков Пушкина на бобруйской земле оказалась его внучка Наталья Александровна, которая вышла замуж за Павла Аркадьевича Воронцова-Вельяминова и в 1880-е годы поселилась с ним в имении Вавуличи (сегодня д. Дубовка Бобруйского района). У них родилось пятеро детей: Мария, Софья, Михаил, Феодосий и Вера.

Софья прожила на Бобруйщине дольше, чем другие потомки поэта. Здесь прошли ее детство и молодость. В начале ХХ века Софья пошла на курсы сестер милосердия, которые открылись в госпитале при Бобруйской крепости. В 1914 году, в Первую мировую войну, она работала в лазарете Красного Креста под руководством известного бобруйского врача В.О. Морзона, потом – в московской иверской общине, позже – на санитарном поезде.

Софья Павловна и Всевеолод Михайлович Кологривовы.

Софья Павловна и Всевеолод Михайлович Кологривовы.

Во время войны Софья Воронцова-Вельяминова встретила свою любовь и в 1916 году вышла замуж за Всеволода Александровича Кологривова, в том же году родился их первенец Саша, через три года – Олег. Но времена были неспокойными, и счастливой семейной жизни не суждено было длиться долго. Семья Кологривовых прошла через черную полосу испытаний преследованиями, арестами, запретами. Дети узнали, что такое голод и разлука с самыми близкими людьми. И все же, несмотря ни на что, не ожесточились сердцем, выросли достойными людьми, оба воевали на фронтах Великой Отечественной и дошли до Берлина.

1927 г. Софья Павловна с детьми Сашей и Олегом в Бобруйске.

1927 г. Софья Павловна с детьми Сашей и Олегом в Бобруйске.

К белорусской земле Кологривовы всегда относились с любовью. Софья Павловна ходила с маленькими сыновьями ранней весной в Киселевичский бор, чтобы показать детям первые подснежники, а к Березине – посмотреть ледоход. Летом они отправлялись в луга за Березину, к маленькой речке Крапивке. Став взрослым, Александр Кологривов вспоминал в Москве о тихом Бобруйске, и в его памяти навсегда остались «…яблоневые сады, обнесенная высокими валами крепость с мощными бастионами по углам, река Березина с плывущими по ней плотами».

В середине 1960-х Александр Кологривов, в то время уже журналист Всесоюзного радио, приезжал из Москвы в Бобруйск, посетил школу, в которой учился (сегодня СШ №3), вместе с учителем русского языка и литературы Тимофеем Борисовичем Лиокумовичем открывал для себя новый Бобруйск.  «Я очень люблю Бобруйск – мой родной город», – говорил Александр Всеволодович. Ему захотелось показать родные для него места своей семье, сыну Андрею и дочери Ольге, но неожиданная смерть (ему шел 52-й год) оборвала его жизнь в 1968 году.

Александр Всеволодович Кологривов.

Александр Всеволодович Кологривов.

Его сын Андрей, немало слышавший от отца, от бабушки Софьи о Бобруйске, приезжал в город на Березине в 1970 году. Перед отъездом он признался: «Я очарован красотой белорусской земли. Теперь мне понятно, почему у нас дома всегда с теплотой и любовью вспоминают Бобруйщину». А вскоре Андрей Кологривов женился на девушке из Гомеля, и теперь белорусская земля стала ему еще ближе, он часто ездил сюда к родственникам жены. В Бобруйск, правда, Андрей Александрович больше не наведывался. Прошли годы, выросла его дочь Елена, выросла и ее дочь Наташа. И вот однажды Елена Кологривова вместе с дочерью и тетей Ольгой (родной сестрой ее отца Андрея) захотела увидеть Беларусь.

В праздничные июньские дни 2016-го потомки Пушкина сели в машину, наметив посетить три города: Минск, Бобруйск и Гомель. После белорусской столицы приехали в Бобруйск, прошлись по старым улицам нашего города, в том числе по Пушкина. На Социалистической им радостно было увидеть каштаны, ведь от бабушки они знали, что, по преданию, много лет назад первые каштаны в Бобруйске посадила внучка Пушкина. Нашли то место, где стоял когда-то деревянный дом, купленный на приданое Натальи Александровны. И тот уголок, через дорогу, наискосок, где под деревьями сада прятались два других одноэтажных дома Воронцовых-Вельяминовых. Зашли в краеведческий музей, чтобы увидеть экспозицию, посвященную потомкам поэта. С помощью сотрудников музея гости осмотрели крепость, а оттуда направились в Телушу в сопровождении настоятеля Свято-Никольского храма отца Сергия. Он провел их в церковь и на могилу Натальи Александровны Воронцовой-Вельяминовой, внучки А.С. Пушкина.

Елена Кологривова с дочерью Наташей у каштана на Социалке, по преданию, много лет назад первые каштаны в

Елена Кологривова с дочерью Наташей у каштана на Социалке, по преданию, много лет назад первые каштаны в Бобруйске посадила внучка Пушкина.

Перед предполагаемым въездом в усадьбу Вавуличи (сегодня д. Дубовка) отец Сергий показал гостям старый шиповник, сказав, что его когда-то сажала (по местным преданиям) сама Наталья Александровна – любительница цветов. Эти слова произвели на женщин особенно сильное впечатление. Ведь именно отросток этого куста был когда-то привезен Александром Всеволодовичем Кологривовым на их подмосковную дачу. Этот куст до сих пор живет и разрастается. «Кроме шиповника, дедушка тогда еще привез из своей поездки и саженцы сирени. И они у нас хорошо прижились и до сих пор растут, радуя нас каждой весной обильным цветением», – рассказала Елена Кологривова.

Любопытно, что большинство потомков Пушкина выбрали профессии, не связанные с литературой, музыкой или театром. На это, возможно, повлияло завещание самого Пушкина, а потом и его сына Александра Александровича, потомкам – не заниматься сочинительством. Так, Андрей Александрович Кологривов работал в лаборатории лазерной плазмы Физического института Академии наук СССР, стал кандидатом физико-математических наук. Он продолжает научную деятельность и по сей день. Его дочь Елена училась в Московском авиационном институте на факультете прикладной математики. Работала программистом, а в начале XXI века получила второе высшее образование в области экономики и менеджмента, и сегодня ее работа связана с этой сферой. Ее дочь Наталья сейчас учится в Высшей школе экономики. Ольга Александровна Бунеева (Кологривова) – биохимик, окончила биологический факультет МГУ, занимается изучением молекулярных основ болезней Паркинсона и Альцгеймера, защитила диссертацию.  Параллельно она изучала и психологию (закончила соответствующий факультет МГУ и Австрийский институт экзистенциально-аналитической психологии и психотерапии).

Потомки А. С. Пушкина в Бобруйске. Ольга и Елена на улице Социалистической.

Потомки А. С. Пушкина в Бобруйске. Ольга и Елена на улице Социалистической.

Но, разумеется, среди увлечений потомков Пушкина есть и поэзия, и иностранные языки, живопись и музыка. В семье Кологривовых хранится альбом Натальи Александровны Воронцовой-Вельяминовой с рисунками и набросками, сделанными более ста лет назад в Вавуличах. Тяга к рисованию передалась и сегодняшним Кологривовым – Ольга Александровна Бунеева и Елена Андреевна Кологривова в свободное время тоже пишут пейзажи. А на вопрос, как можно успевать много работать и постоянно где-то учиться, Ольга Александровна отвечает: «У нас вообще очень дружная семья, мы все держимся друг за друга и помогаем друг другу, поэтому, наверное, и успеваем довольно много».

Примечательно, что и в этот раз потомки А.С. Пушкина, которые впервые приехали в Беларусь, запомнились своим обаянием, простотой и скромностью. Общаться вживую и виртуально, по переписке, с ними легко и просто. Елена Кологривова прислала по электронной почте копии документов, семейные фотографии и рисунки Натальи Александровны, благодаря которым пополнились фонды Бобруйского краеведческого музея. Сами же путешественницы, довольно спонтанно организовавшие поездку «по святым для нас местам», никого заранее не предупредив, были взволнованы и переполнены чувствами. По словам Елены Кологривовой, «мы ни на что не надеялись, а так много получили». 

comments powered by HyperComments