Алла Ефименко: «Хватит, напелись в микрофоны, склеенные скотчем и изолентой!»

2523
Владимир РЕПИК. Фото Александра ЧУГУЕВА из архива «ВБ».
3 апреля во Дворце искусств прошел отчетный концерт «Город детства» Заслуженного любительского коллектива Республики Беларусь театра песни «Шина-най». По его итогам на сайте «Вечерки» вышел материал-зрительская рецензия нашего корреспондента под названием «Микрофон со стразами. Обрывочные заметки с первого ряда», вызвавший просто огромное количество самых разных откликов – и за, и против позиции нашего автора.

Оказалось, непростые это вопросы – о чем поют наши дети, какие песни нам сегодня нужны, раз так бурно реагируют на них наши интернет-читатели.

Поговорить на эту тему с корреспондентом «Вечерки» согласилась руководитель театра песни «Шина-най» Алла Ефименко.

«Меня, как хотите, критикуйте, только детей – не надо»

– Алла Евгеньевна, артист выступает для зрителей, а зрители могут и похвалить, и поругать… Вы на это реагируете как?

– Совершенно нормально. Очень даже хорошо. Критика помогает работе. Для этого мы и ездим на конкурсы, где можно услышать замечания или похвалу профессионалов-членов жюри. У нас, как и у многих коллективов города, есть отчетные концерты (я их называю «семейные»), состоящие из разных номеров. Сюда приходят поклонники нашего коллектива, которые, как и мы, ждут этой встречи целый год. Мы благодарны нашему зрителю за аплодисменты и внимание. И понимаем: сколько людей – столько и мнений: кому-то нравится группа «Звери», а кому-то – Эдита Пьеха. Я вот, например, не люблю зарубежную эстраду, но в репертуар коллектива ее включаю (это требование многих международных конкурсов). 

– Некоторые считают, что острая критика – это самый лучший пиар!

– А критик кто? Меня, как хотите, критикуйте, только детей – не надо. Поверьте, я тоже не всегда их хвалю. Но мои «шина-найцы» – это мои дети, за каждого переживаю, к каждому ищу подход. У нас поют не «звезды», а простые школьники и дошкольники.

– А все же, зачем микрофон со стразами?

– Всю жизнь мечтала о красивом микрофоне. Этому микрофону со стразами, точнее, с кристаллами Сваровски, уже три года. В остальном это совершенно обычный микрофон, такое красивое дополнение к костюму, образу. Хватит, мы напелись в микрофоны, склеенные скотчем и изолентой! И потом, у меня все личные сумочки, обувь, флэшки, чехлы для телефонов, сами телефоны, даже обои в спальне – все в камнях и украшениях, стиль у меня такой! Я, например, терпеть не могу так называемый «евроремонт», на мой взгляд, он уместен разве что в туалетах или офисах, все остальное должно быть уютным и красивым. А мой сын Виталик, наоборот, не любит камни на обоях...

Кстати, этот микрофон стал прямо фишкой нашего коллектива. Все теперь будут узнавать «Шина-най» по этому микрофону!

– Я вас лично понимаю, Алла Евгеньевна, я сам люблю все блестящее. А еще вы и своим характером, и настойчивостью, и в том числе стилем похожи на Аллу Пугачеву. Вам это никто не говорил?

– Многие сравнивают меня с Аллой Пугачевой, но я этого не люблю. Могу лишь сказать, что я не стремилась ее копировать или быть на нее похожей, как-то само собой так получилось. Видимо, имя дает о себе знать (смеется). 

«Белорусский народный костюм может стоить 2-3 миллиона рублей»

– Насколько многочисленна сегодня «страна «Шина-най»?

– Наш коллектив состоит из множества «стран». Все дети сначала приходят к нам в подготовительные группы, я не веду специальный отбор, не прослушиваю, беру всех желающих. Мы учим детей не только петь, но и танцевать и быть артистичным. Все лучшие дети из подготовительной группы со временем переходят в концертную, и в ней тоже есть своя подготовительная группа.

Количество детей в нашем коллективе постоянно меняется. В начале года, после набора, их всегда много, потом по разным причинам – большая нагрузка в школе и прочее, отсеиваются. Сейчас, к концу года, в нашем коллективе – 138 человек, с танцорами – около 160.

– Немало. Как справляетесь с таким количеством воспитанников, слушаются?

– Разные бывают ситуации: и мирить их приходится порой… Дети – они, как взрослые, абсолютно разные.

– Обучение у вас бесплатное?

– Взрослые группы (там занимаются девушки и юноши, окончившие школы) у нас все бесплатные, так же, как и концертные. Подготовительные группы – платные.

– Вы как-то признались, что творческим детям, как воздух, нужны выступления, поездки на конкурсы, фестивали… И ваш «Шина-най» часто посещает такие мероприятия, всегда привозя с них дипломы и призы. А кто оплачивает эти поездки?

– Что касается фестивалей и конкурсов, то чаще всего поездки оплачивают родители, бывает (один раз в год), находятся спонсоры, которые оплачивают детям дорогу. (Я всегда езжу за свой счет). Такими спонсорами выступали и наш горисполком (спасибо мэру города Андрею Коваленко, заместителю начальника управления идеологической работы, культуры и по делам молодежи Ирине Роскач), а также директор фабрики «Алмаз-Люкс» Наталья Тимошенко, директор ОАО «Славянка» Теймураз Бочоришвили, директор компании «Барро» Василий Баранчук…

Кстати, сейчас и у нас, в Беларуси, все конкурсы платные, и их стало проводиться очень много.

– Наверное, и сценический костюм – удовольствие не из дешевых?

– Когда мы выступаем за границей, мы представляем, прежде всего, Беларусь, родной город, у нас в основном белорусский репертуар и костюмы – соответственно, стилизованные (они, к слову, самые дорогостоящие, могут стоить 2-3 миллиона рублей). А в среднем один концертный костюм стоит около миллиона. Шьются костюмы у нас, спасибо пошивочному цеху Дворца искусств, там все – сплошь мастера, да какие! 

«Я никогда не ставлю целью сделать из ребенка «звезду»

– Существует ли для вас такая проблема как нехватка детского песенного репертуара? Ведь не секрет – в советские годы были детские композиторы, было много хороших песен для детей. А где сегодня вы берете материал?

– В интернете, как и все. Сейчас там можно найти массу детских песен, они, конечно, не такие, как раньше, но они есть. Не хватает детских песен на белорусском языке. Могу сказать, что раньше, когда не было интернета, было сложнее работать, приходилось все самим писать, каждая песня была «золотая», теперь же в этом плане гораздо проще.

– А как относитесь к тому, что дети поют песни с такими современными выражениями, как «лайкни меня»?

– Еще со времен Союза было совершенно нормальным исполнение детьми шлягерных взрослых песен. Да и сегодня это практикуется – возьмем тот же детский «Голос». Я скажу так: практически любую песню можно трактовать по-разному, кто-то и в детской песне про кузнечика найдет что-то крамольное.

– Алла Евгеньевна, в будущем году «Шина-най» отметит свое 25-летие. За эти годы много детей прошло через ваш коллектив, а кого бы вы назвали своей гордостью?

– Я никогда не ставлю целью сделать из ребенка «звезду», вывести его на большую сцену. Для нас главное, чтобы ребенок получал удовольствие от самого процесса обучения пению. Считаю, что у человека должна быть профессия, а петь можно уметь для себя, для удовольствия! Многие мои ученики учатся, либо работают где-то и при этом поют, выступают. Все дети хотят на большую сцену, известности, славы, а сцена – это своеобразный наркотик. Другой вопрос, что не всем это действительно дано.

– «Шина-най» – давно один из брэндов Бобруйска. Думаете ли вы уже о преемнике?

– Всему свое время. Поговорим об этом лет через 20! А пока – не дождетесь, не уйду! (смеется).

– А что самое невыносимое в этой работе?

– Слезы детей и их родителей! Кто не работает с детьми, тот меня не поймет. А ребенка не обманешь: не понравится – силой не заставишь ходить. Не говоря уже о взрослых солистах, у которых свои дети. Это и есть моя семья уже почти 25 лет!