Радуница не в радость. Во что превращаются ближайшие к городу леса?

2098
Александр КАЗАК. Фото автора.
Возвращаясь с редакционного задания в преддверии нынешнего Дня поминовения усопших, свернул с оживленной трассы Слуцк-Бобруйск к тихому лесному кладбищу, чтобы проведать могилу незабываемого друга моих молодых лет дяди Володи. Погост хранит прах под вековыми соснами и дубами и многие годы был конечным приютом жителей центра сельсовета Горбацевичей и окрестных деревень. В последние годы активно хоронят на нем и усопших бобруйчан. Однако в этот раз уже на дальних подступах не узнал мест, где собирал крепкие боровички и дышал вкуснейшим воздухом боров и дубрав.

Свалка у ГорбацевичейСвалка у Горбацевичей

Самое неприятное впечатление производит уже на опушке леса карьер, на обрывах которого раньше росли целые плантации духмяной земляники. Сегодня с высоких берегов засыпаны мусором и зловонными отходами не только беззащитные нежные растения, но и погребаются заживо вполне взрослые березки и сосны. Свалка воочию наступает на природу, демонстрируя всесилие его властителя над матушкой. Однако отцеубийство во все времена считалось тяжким преступлением. А ведь на склонах этих оврагов еще не так давно росли  краснокнижные раритеты, среди которых и растоптанный сегодня катком «цивилизации» ХХI века венерин башмачок. По советским законам в ареале произрастания этого редкого цветка запрещалась всякая хозяйственная деятельность. В наши дни несанкционированная свалка почему-то лишь разрастается. Черные крумкачи над глубокими ямами выискивают мослы сброшенных сюда павших животных. Видно, что ближе к дороге перед Радуницей ссыпали и разровняли несколько самосвалов грунта. Но и он не может заглушить смрад над оживающим зеленью и голосами птиц лесом.

Более того, на пути к кладбищу, устроен настоящий лесоповал. По обе стороны просто завалы из верхушек и сучьев спиленных деревьев. Понятно, что здесь экстренно устраняли последствия урагана, зацепившего необузданной силой эти края. Но работа проведена как-то избирательно и некомплексно. Стихия прошла давно, обломыши убраны вместе с вполне себе деловой древесиной, а чувства завершенности в лесной работе, а тем более благодарности к выполнявшим ее нет. Особенно у людей скорбящих, приехавших помянуть родных и близких, ушедших в вечность. Пара огороженных мест для сбора кладбищенского мусора на фоне окружающих баррикад выглядят издевкой. Как и сиротливо стоящие железобетонные столбики почившего в бозе лет пять назад ограждения погоста. Такого запустения пусть и в лесной стороне, но на расстоянии досягаемости звуков оживленного шоссе представить даже себе не мог. Тем более, на центральном кладбище агрогородка. Вспомнились порядок и благоустройство скорбных мест на аналогичных усадьбах в Ковалях, Броже, Турках нашей Бобруйщины. Что мешает  употребить власть в Горбацевичах?

Сельисполком изыскал средства на несколько машин песка, которым лишь присыпал корень проблемы – можно сказать, улучшил подъезд для нарушителей, сбрасывающих отходы в карьер. Уж не лучше ли было потратиться на видеокамеру для контроля за губителями природы – говорят, те же работники леса успешно пользуются достижениями технического прогресса и реально ловят буквально за руку посягнувших на сухостойное дерево… Спокойно спит дядя Володя на горбацевичском кладбище, и я даже рад, что не видит он, как отдают Богу душу грабы, под которыми мы собирали с ним боровички.

 

"Цивилизация" наступает

Эти отходы не сами пришлиЭти отходы не сами пришли

Такого природа не выдержитТакого природа не выдержит

Останутся только костиОстанутся только кости

Неужели это символ Бобруйщины?Неужели это символ Бобруйщины?

Последний путьПоследний путь

Мусор вокруг...Мусор вокруг...

... и место для него... и место для него

Очень ненавязчивое ограждениеОчень ненавязчивое ограждение

Современный лесной пейзажСовременный лесной пейзаж

На лесном кладбищеНа лесном кладбище