Александр Лосев: «Мы должны культурно, красиво провожать людей в последний путь»

7833
Владимир РЕПИК. Фото Александра ЧУГУЕВА из архива "ВБ".
Директор государственного предприятия ритуального обслуживания Александр Лосев в преддверии Радуницы ответил на вопросы «Вечерки».

Директор предприятия ритуального обслуживания Александр Лосев.Директор предприятия ритуального обслуживания Александр Лосев.

Настоящее горе – это когда нет близкого человека рядом

- У нас в коллективе сейчас 71 человек, мы произвели оптимизацию численности, – сообщил Александр Евгеньевич. – Экономия бюджетных средств привела к тому, что за одним смотрителем у нас закреплены по 2-3 кладбища, а должно быть только одно. Перед Радуницей всем коллективом выходим на уборку кладбищ, включая ИТР. Нам хочется, чтобы наши кладбища были красивые, с ровными заборами, обрезанными деревьями и т.д.
В ближайшее время (думаю, с лета) наши люди начнут производить захоронения в строгой форме, в белых перчатках, лакированных ботинках. Все будет, как в Европе. В коллективе у нас нет пьющих, хамство сотрудников жестко пресекаем, наши сотрудники все в форменной одежде. Катафалк у нас уже есть – элитный, красивый. С гордостью хочу сказать, что наш ритуальный зал единственный такой в республике по комплексу услуг. Нас сегодня нанимают для захоронений в Кировск, Осиповичи, несколько районов попросили открыть у них наши филиалы и, скорее всего, мы это сделаем.
В должности директора я работаю два года. Мне кажется, что случайных людей в ритуале нет, они не задерживаются надолго. Ощущаю, что мировоззрение мое поменялось, когда пришел работать в эту сферу. Мы часто зацикливаемся на мелочах, переживаем о несущественном. Настоящее горе – это когда нет близкого человека рядом. Надо жить, радоваться жизни, уделять больше внимания родным, близким, общаться с друзьями, коллегами.

Элитный гроб стоит 8 миллионов, самый дешевый - 400 тысяч

- Александр Евгеньевич, сколько в Бобруйске кладбищ?
- Десять, восемь из них закрытые. Решением горисполкома нам передано кладбище площадью 8 га под деревней Крапивка. Проект на стадии разработки. Передали нам также кладбище на ФанДОКе. Это очень давнее, закрытое кладбище. Сейчас там около пяти захоронений, которые еще навещаются людьми, все остальные могилы являются заброшенными. Решается вопрос: либо переносить эти пять захоронений на действующее кладбище, либо содержать его дальше. На закрытых кладбищах мы производим только подзахоронения, причем лишь при подтверждении близкого родства. Если могиле уже более 20 лет, то мы по законодательству имеем право захоронить усопшего наверх.
Элитный гроб стоит 8 миллионов, самый дешевый – 400 тысяч
- Не целесообразнее ли в таком случае пользоваться крематорием?
- Люди давно обращаются к нам по этому вопросу, мы отвозим тело в Минск, там происходит кремация, а потом эту урну мы можем захоронить на любом кладбище, по желанию людей. Будучи в командировке в Германии, мы видели семейные склепы, где захоронены целые фамилии, например, с 1600-какого-то года, и там подзахоранивают эти урны с прахом. Во-первых, это небольшой кусочек земли занимает, а аренда ее в Европе дорогая. Родственники приходят– все на одном месте. Во-вторых, мы не всегда знаем, когда жили прадеды, а там, в таких склепах, видна история всей семьи, на протяжении многих поколений. Уверен, скоро мы к этому придем. Кстати, кремация в Минске не такая уж дорогая – в районе 2-3 миллионов рублей вместе с дорогой.
- Какую сумму государство выделяет на похороны?
- На традиционное захоронение дается более шести миллионов рублей. Суммы хватает, но в то же время каждый сегодня может выбрать стоимость захоронения. В нашем магазине есть все товары ритуального спектра, эконом и бизнес-класса.
– В какую сумму обойдется самый дорогой гроб и венок?
- Элитный гроб, типа саркофаг, стоит восемь миллионов рублей. Венки у нас есть и за 50, и за 500 тысяч. Элитный гроб открывается с двух сторон, половинчатый. Изготавливается у нас, в Беларуси, из польских комплектующих, материал - натуральное дерево, обивка - атласная ткань. Самый дешевый гроб стоит у нас 400 тысяч - деревянный, обит тканью.
У нас открыт ритуальный зал на улице Рокоссовского, 78, где есть комната для отпевания покойника, комнаты, в которых приехавшие издалека родственники могут переночевать. Также имеется холодильная камера, которая стала пользоваться немалым спросом, в ней оставляют тела и на сутки, и на двое – привозят из Кировска, Осиповичей, из Москвы, бывает. Мы проводим весь комплекс процедур – покойника обмывают, одевают, наносят макияж. В ритуальном зале играет фоновая музыка, есть колонны, арки, т.е., создана соответствующая атмосфера. Все делается красиво, четко, по-европейски. Подъезжает катафалк, выходят люди в форме, выносят гроб под музыку, церемонию проводит ведущий. Если нужно, для отпевания приглашаются священники. Рядом находится наш магазин, где можно купить все необходимое для церемонии. У нас имеется специализированное кафе «Татьяна» на Ульяновской улице, туда мы привозим родственников после кладбища на поминальный стол. В кафе около 60 посадочных мест, меню трех видов. Предлагаем еду на вынос для тех, кто хочет помянуть человека дома, все запечатывается в контейнеры.
- Только у вас есть машина для опускания гроба, расскажите о ней.
- Эта машина-сингуматор (в народе называется лифт) для опускания гроба с покойником, на данный момент она единственная в области. Используется машина у нас уже больше полугода. Цена заказа машины-сингуматора довольно доступна, и люди ее заказывают. Желающие красиво захоронить своих родных берут у нас и катафалк (на базе «Газели»). Также у нас есть «Volkswagen Crafter» на 20 посадочных мест, в нем имеется площадка для гроба. Опять же, это единственный такой «Volkswagen Crafter» в Могилевской области – подарок нашего города.

Процедура эксгумации похожа на работу археологов

- Очень неудобно, например, если могила родственника в Гродно, а еще надо ехать на Радуницу в райцентр Октябрьский Гомельской области. Есть ли просьбы о перезахоронении?
- Да, в 2015 году мы сделали много перезахоронений. Например, прилетел человек из Америки, ему 71 год, и он захотел забрать останки своей мамы в США. Захоронение было сделано в 1970-м году, т.е. 46 лет назад. Мы провели эксгумацию, оформляли все необходимые для перелета документы, сделали нужные справки, цинковый гроб. На наш вопрос, зачем он решил перезахоронить останки матери, мужчина ответил, что хочет, чтобы его внуки знали, что у них есть прабабушка и могли прийти на ее могилу. Он там, в США, выкупил участок для захоронения, чтобы сделать семейный склеп.
Сейчас многие, у кого родственники захоронены в разных частях страны, стали перезахоранивать своих родных в одном месте, чтобы удобнее было посещать могилы на Радуницу, ухаживать за ними. Например, недавно мы делали перезахоронение из Бобруйска в Кличев.
- Какие справки, документы для этого нужны? Обязаны ли при эксгумации присутствовать родственники?
- Нужны справка-разрешение из санэпидемстанции и справка из организации, отвечающей за захоронения в этом городе, куда планируется перезахоронить. Санстанция не разрешает перезахоронение, если прошло менее двух лет с момента погребения, т.к. еще может идти процесс разложения. Процедура эксгумации проводится только нашими работниками, которые в обязательном порядке должны быть привиты, они должны быть в специальной форме, все должно быть стерильно. После этой процедуры место обрабатывается, форма дезинфицируется и сжигается.
Обычно родственники не изъявляют желания присутствовать при эксгумации. Был лишь один случай, когда человек захотел понаблюдать за процессом, при этом попросил, чтоб мы это все фотографировали, чтобы показать другим родственникам.
Отмечу, что процедура эта похожа на работу археологов при раскопках– останки достаются, очищаются кисточками, аккуратно складываются в гроб, который затем запечатывают.
- Можно ли выкупить место или несколько мест для могилы?
- Для захоронения государством по законодательству выделяется бесплатно два места. Если человек хочет выкупить, еще два места, то ему необходимо заплатить определенную сумму, по решению горисполкома. Также у нас есть специальный сектор для ветеранов войны, имеется отдельный сектор для староверов – они немного по-другому захоранивают.
У нас в архиве хранятся все данные по произведенным нами захоронениям, люди могут получить эту информацию. Не уверен, что все так же четко фиксируется и хранится в частных фирмах. Знаю факты, когда частники приезжали в деревни и без разрешения местных сельсоветов производили захоронения. Благо, сейчас в Бобруйском районе усилился контроль в этой сфере. А раньше это было почти бесконтрольно, отсюда и истории с самовольными захоронениями в Могилеве, когда черные риэлтеры убивали людей и захоранивали их на одном из кладбищ города. Сейчас у нас есть смотрители кладбищ, которые следят за порядком, не допускают самовольных захоронений.
Мы обязаны соответствовать требованиям инспекторских служб, выполнять свою работу по установленным нормативам, нас постоянно проверяют. А какой контроль за качеством работы частных фирм? Такие фирмы – это прежде всего зарабатывание денег. Много жалоб к нам поступает по установке памятников – заплатили люди мимо кассы частной фирме, памятник этот через некоторое время пришел в негодность, а гарантии на него, сертификатов может и не оказаться.

На Радуницу люди приходят на кладбище помянуть родныхНа Радуницу люди приходят на кладбище помянуть родных

Поражает бескультурье некоторых людей

– Народ строчит жалобы на беспорядок, а сам тоннами перед Радуницей вываливает мусор: старые выцветшие венки, истлевшие ленты, сгнившие кресты и банки из-под краски, причем чуть ли не на кладбищенские дорожки…
– Людское хамство поражает. Некоторые самовольно ставят ограды, как им вздумается, могут закрыть дорожку, весь мусор выносят и вываливают прямо на дорогу, и это при наличии неподалеку контейнеров, скидывают мусор на соседние могилы, убирая могилы своих родных. Будем составлять протоколы на нарушителей, фотографировать, привлекать к административной ответственности. Доходит до того, что прилегающие к кладбищу улицы превращают в свалки. Недавно обследовали кладбище по Светлогорскому шоссе: люди выносят прямо на дорогу весь мусор с кладбища, хотя есть специальная площадка с контейнерами. Привыкли, что коммунальные службы должны убирать за ними все это. Мы убираем дороги, прилегающую территорию. То, что находится внутри ограды, должны убирать сами люди. То же касается и деревьев, растущих внутри ограды. Позаботьтесь заранее и спилите, обратитесь к нам, чтобы дерево потом, став дряхлым, не упало на памятник. Поражает бескультурье некоторых людей: в контейнеры, предназначенные для кладбищенского мусора (на кладбище на Луковой горе, например) местные жители выбрасывают бытовые отходы, старую мебель. Но есть и другие примеры. Хочется отметить человека, который переживает за судьбу этого кладбища, ухаживает за ним. Это Авдеев Николай Семенович, ему уже за 70 лет. Он, можно сказать, стал смотрителем кладбища на Луковой горе. Следит, чтобы там не было незаконных захоронений, сообщает об аварийных деревьях, помогает нашим работникам их спиливать. Мы постоянно держим с ним связь, созваниваемся каждую неделю, и он к нам приезжает. Спасибо ему огромное, побольше бы таких неравнодушных к состоянию захоронений людей, и нам было бы намного легче работалось.

Кладбище – это наша история

- Как отыскать на кладбище могилу, например, тридцатилетней давности?
- Мы переписали все захоронения, замерили все ограды (на 2015 год), у нас есть каталоги, справочники, где все видно. И что выясняется? Есть так называемые захоронения-пустышки – стоят кресты, есть холмики, но там никто не захоронен. Если нет у людей подтверждающих документов, мы можем доказать, что это незаконно захваченная земля. У нас имеются каталоги, справочники, в которых есть данные по всем захоронениям, пофамильно, с датами захоронений. За год мы захораниваем в среднем около тысячи человек
- Но ведь многие хоронили через частные фирмы?
- Мы не знаем статистику частных фирм. Возникают проблемы с установленными через частные фирмы (или нелегально) памятниками – в случае, если памятник упал, обращаются к нам, если фирмы той уже нет. Мы продаваемые памятники страхуем через Белгосстрах, у нас все официально, по договору, с гарантией. Сегодня у нас цены на памятники колеблются от 1100 тысяч рублей до 15-16 миллионов, мы даем гарантию на натуральный карельский камень, от Китая мы ушли, так как было много жалоб.
В этом году из-за сложных погодных условий было много случаев падения деревьев, растущих, в том числе, внутри оград, много повреждено памятников. Мы убираем. Но если бы своевременно внутри оград люди убирали аварийные ветхие деревья, многих таких случаев можно было бы избежать. В последнее время постоянно поступают жалобы по кладбищу на Керамичном. На нем поселились и живут вороны. Мы провели работу – обрезали кусты, деревья, убрали гнезда. Планируется установить лавочки на центральной дороге Минских кладбищ. Ведь кладбище – это наша история. Пройдитесь по центральной дороге Минских кладбищ, там же захоронено много выдающихся людей - Герой Советского Союза, заслуженный врач, заслуженный архитектор и т.д. Мы должны содержать его в достойном виде, как частицу нашей истории.

Есть надежда, что будет кладбище и для животных

- Александр Евгеньевич, в Бобруйске давно назрела необходимость в кладбищах для домашних животных. Есть ли у вас на сей счет идеи?
- Я сильно надеюсь, что будет у нас кладбище и для домашних животных. И мэр нас в этом поддерживает. Надеюсь, удастся в этом году съездить в Польшу или Литву, перенять опыт наших коллег. Мы много об этом говорим сегодня, но мы четко не представляем, как это все организовать. Определенно, есть потребность в этом. У нас, например, заказывают гробики для животных, в Минске и Витебске, я знаю, даже памятники для своих питомцев заказывают. А вот специальных мест для захоронений животных у нас пока нет, но мы к этому придем однозначно.

Морги лоббируют интересы частных фирм

- Чувствуете ли вы конкуренцию с частными фирмами?
- Мы готовы к борьбе с частными фирмами, но только на равных условиях. У нас есть свои цеха, свое производство веночной продукции, гробов. Все сертифицировано, по стандартам ИСО9001. Все в порядке и с охраной труда. А где это все у частников? Пока не может быть и речи о равной конкуренции.
- Поступают ли жалобы на работы моргов?
- Не раз сталкивались с тем, что морги нагло лоббируют интересы частных фирм по оказанию ритуальных услуг. Был случай: к нам пришла бабушка и рассказала, что, как только уехала от их скорая и милиция, без ее предварительного звонка к ним приехала частная фирма ритуальных услуг. Считаю, что нужно частные фирмы так же проверять и мониторить, как и нас, следить за соблюдением ими законов и норм. Сегодня в Минске все копки, захоронения, обслуживание могил разрешены только для государственного предприятия. У нас пока не так, хоть и одно государство. Считаю, что правила должны быть для всех одни. Есть закон - будь добр, исполняй.
Наш основной офис находится на улице К.Маркса, 53, мы работаем круглосуточно. 173 - вот короткий номер, по которому можно с нами связаться, находясь на территории Бобруйска и Бобруйского района. 70-90-90 - номер ритуальных магазинов. Еще раз повторюсь: у нас круглосуточное дежурство, т.е. дозвониться нам можно всегда, в любое время суток. Работают водитель, бригада, ночной продавец, которые оформляют заказы по заявкам и выезжают. По этим же телефонам обращается в ночное время милиция, если это криминальные трупы.
Мы также хороним и людей, у которых нет родных, или от кого родные отказались. На кладбищах города есть отдельные сектора таких безродных захоронений. Но бывает, что родственники все же находятся, и вместо крестов там появляются памятники. Был случай, когда человека похоронили, как безродного, а через год из Москвы с заработков вернулся его сын, не общавшийся с отцом три года. Он обратился к нам, мы оформили могилу его отца, как человека, имеющего родственников, поставили памятник, облагородили.
Вообще, все мы должны культурно, красиво провожать людей в последний путь.