Слоеный пирог по-французски от молдавского шеф-повара

1985
Светлана ГОЛОВКИНА. Фото Александра ЧУГУЕВА.
Рок-опера «Белая ворона» – произведение культовое, и многие его фрагменты на слуху даже у тех, кто далек от высокого искусства. Одноименная песня в свое время являлась украшением репертуара Валерия Леонтьева, партии в «Белой вороне» исполняли Александр Малинин, Николай Караченцов, Таисия Повалий и Тамара Гвердцители. Последняя, к слову, до сих пор нередко завершает свои концерты песней «Виват, король!», музыка которой лейтмотивом звучит в рок-опере. 4 апреля «Белая ворона» была представлена на суд бобруйчан в трактовке Молдавского государственного молодежного драматического театра «С улицы Роз».

Ставить рок-оперу – каторжный труд. И не только потому, что сам жанр подразумевает трансформацию привычных понятий о театре. Когда в 80-х годах прошлого века на советской сцене появились первые подобные эксперименты, никто и не помышлял органично совместить вокал и сценографию. Но в наши дни публика требует не только музыки, но и зрелищ, поэтому главному режиссеру театра Юрию Хармелину пришлось хорошенько постараться, чтобы на протяжении двух часов удерживать внимание зрителя.

В итоге получился «вкусный» слоеный пирог, в котором прекрасная музыка Геннадия Татарченко и неординарное либретто Юрия Рыбчинского стали «начинкой» для драмы с вкраплениями лирики, сарказма, легкого эпатажа и тщательно выверенной хореографии. Действительно, от балаганного «Продается все, что можно, даже душа» и циничного «Кто ты – ведьма или шлюха?» до бунтарского «Кто дарит путнику тропу, народом делает толпу? Свобода!» – меньше акта. Но за эти 40 минут происходит преображение обычной французской пастушки в легендарную Жанну д’Арк, способную повести за собой армию.

Опуская исторические перипетии и особенности сюжетной линии, стоит отметить романтическую канву постановки, в которой тесно переплетаются чувства двух людей. Главная героиня в исполнении Ксении Куренковой сбегает с собственной помолвки, делая непростой выбор между любовью и чувством долга. Ее жениха Жульена, которого блестяще сыграл Алексей Штырбул, в финале также ждет испытание, в котором верх берет жажда мести – именно ему предстоит стать палачом Орлеанской Девы. Трансформация чувств на фоне разыгрывающейся исторической драмы неизбежно наводит на мысль, что таких понятий, как добро и зло, в чистом виде не существует. Одно порождает другое, и наоборот. Недаром же утверждают, что благими намерениями вымощена дорога в ад. Или на костер – тут уж как кому больше нравится. Как нет четкой грани между любовью и ненавистью, так нет и той черты, которая разделяет народ и толпу. Те, кто недавно боготворил Жанну д’Арк, теперь требуют ее казни и сполна получают свою часть зрелища. А та, которая мечтала «согреть вас, озябших и продрогших», задается вопросом – а стоила ли игра свеч?

***

Безусловно, режиссеру Юрию Хармелину удалось не только очень тонко расставить акценты в постановке, но и удачно соединить на сцене сразу несколько жанров. А еще – добиться того, чтобы актеры драмтеатра комфортно чувствовали себя в самых различных ипостасях. Поэтому к руководителю коллектива у меня остался лишь один вопрос: а не страшно ли было ставить «Белую ворону» после того, как партии в рок-опере исполнили звезды эстрады?

– Нет, не страшно, – улыбнулся Юрий Аркадьевич и подтвердил, что представил на суд публики свое видение «Белой вороны», в которой вокальные партии – лишь яркое обрамление действа. Ему удалось самое главное – перенести зрителя в Средневековье и при этом передать эстетику бунтарских 80-х прошлого века. О чем еще можно мечтать, когда принимаешь в подарок либретто от самого Юрия Рыбчинского, который становится первым зрителем и критиком постановки?