Солдатский орден заслуженного учителя Евгения Чабана

2914
Александр КАЗАК. Фото автора и из архива Е.А.ЧАБАНА
А награжден им был Евгений Чабан после войны, когда работал… парикмахером.
Евгений Александрович Чабан (справа) и Федор Федорович Аскерко.
Евгений Александрович Чабан (справа) и Федор Федорович Аскерко.

Прямо скажем, многим поколениям выпускников Бобруйского автотранспортного техникума повезло на двух замечательных наставников – Федора Федоровича Аскерко и Евгения Александровича Чабана. Оба – бывшие партизаны и фронтовики, обладатели многих наград и званий, известные в преподавательском сообществе профессионалы. А еще – практически ровесники, соратники по духу, единомышленники по восприятию мира.

«Мы всегда шли параллельными курсами»

Когда месяц с небольшим тому назад в автотранспортном колледже нашего города чествовали 90-летнего Федора Федоровича, слово для поздравления попросил и Евгений Александрович. Начал он с того, что до войны они с коллегой знакомы не были. Однако, удивительное дело, какими похожими ратными дорогами и мирными путями прошли оба. «Он был подростком, и мне было 15 лет, когда началась война. Он ушел в партизаны, и я помогал народным мстителям в борьбе с фашистами. Его призвали в армию после освобождения Белоруссии, и я пошел на фронт в 1944 году. Он преподавал в школе механизации, а затем в техникуме и я занимался тем же. Он заслужил высокое звание народного учителя БССР и я был удостоен звания заслуженного учителя…» – так проводил параллели Евгений Александрович, не выделяя, кто в их паре был лидером. Но из всего выступления ветерана стало очевидным: время тогда было ведущим для настоящих патриотов, становившихся старательными ведомыми.

Солдат Евгений Чабан.
Солдат Евгений Чабан.

Комсомолец Женя не размышлял долго, с чего начинается Родина – он был убежден, что с него и тысяч его ровесников. Чтобы юношу не угнали в Германию, отец устроил его учеником к земляку-парикмахеру в оккупированном Бобруйске. Находилась цирульня возле железнодорожного вокзала, где сегодня конечная остановка троллейбуса №2. И когда однажды в парикмахерскую забежал удравший от конвоиров пленный, оказавшийся подпольщиком, его не раздумывая спрятали в подвале. В другой раз угодил во внезапную облаву сам подросток и его даже затолкали в вагон отправлявшегося в Неметчину эшелона, однако, не доехав даже до Осиповичей, сбежал отчаянный парень. Подался к партизанам и более года выполнял ответственные задания, в том числе и по стрижке личного состава. Пока Бобруйщину не освободили войска Красной Армии. А затем, уже как ее боец, походными маршами двинулся на запад в составе 470-го полка 194-й стрелковой дивизии 48-й армии. Конечно, не о себе в первую очередь думал Евгений в этих жизненных перипетиях, а о победе над ненавистным врагом.

И когда на Наревском плацдарме в Польше 25 октября 1944 года левое бедро 18-летнего рядового Чабана пронзила немецкая пуля, то, истекая кровью, он успел подумать лишь о том, что неужели не возвратится на родину, очищенную от фашистской нечисти?.. Вернулся! Но сначала в родную часть, с которой уже освобождал Восточную Пруссию, где под Эльбингом 24 февраля 1945 года получил второе, пустяковое по сравнению с первым тяжелым, ранение – в голень левой же ноги. И опять вряд ли он думал о себе, поскольку тащил на себе раненого командира взвода, командовал испуганным немкам побыстрее перевязать его, а собственный сапог, полный крови, снял только к утру… Как и многие тогда участники взятия Кенигсберга, получил соответствующую медаль. Победу же отмечал в госпитале, откуда прямиком отправился в запасной полк, а оттуда домой и, конечно, в воинский запас. Между прочим, в запасном полку впервые повстречался с Федором Аскерко, у которого получил «ценный» совет, как заиметь разрешение на ношение шевелюры: «Ты скажи, что болен стригущим лишаем, тебе и позволят…».

Однако вскоре цивильная прическа появилась сама собой – приехал в родной город на Березине аккурат в 1946-м. А поскольку навыки первой профессии не утратил, более того, привез с собой отменный инструмент из золингеновской стали, то пошел работать в парикмахерскую. На себе как-то не сосредоточивался, а все прикидывал, чем бы более весомым пособить Родине. И тут его озарило: идти нужно на автотранспорт, который требовался на полях и стройках, на лесоразработках и пассажирских магистралях возрождавшейся страны, по которым все больше бегало полуторок да студебеккеров.

С отличием отучился в переехавшем из Минска в Бобруйск автотранспортном техникуме, стал преподавать в местной школе механизации сельского хозяйства. Здесь уже основательно познакомился с Федором Аскерко, с которым затем не один десяток лет отдали подготовке транспортников для предприятий Беларуси и всего Советского Союза. Окончив позднее с «красным» дипломом сельскохозяйственную академию, он навсегда зачислил себя в ряды профессиональных наставников. Нынче, между прочим, кроме собственного 90-летия Евгений Александрович справляет и 65-летие начала своей преподавательской деятельности – двойной юбилей! Сколько праздников с ребятами из техникума он отмечал призовыми местами, занятыми в различных конкурсах технического творчества, вплоть до ВДНХ СССР. И сегодня он любит повозиться с инструментом в домашней мастерской на усадебном участке в тихом районе Бобруйска. «Голова и руки у человека для созидания, а не для разрушения», – считает ветеран Великой Отечественной.

Евгения Александровича поздравляют ученики.
Евгения Александровича поздравляют ученики.

«В 90 лет такую «тайну» можно открыть»

Первым среди многочисленных наград на парадном пиджаке Евгения Александровича Чабана сегодня красуется солдатский орден Славы III степени. Нет, демобилизованный не пришел с ним с войны. Как мы знаем, тогда «на груди его светилась» медаль за город Кенигсберг. И не произошло с ним более привычной истории, когда через много лет «награда нашла героя». Все оказалось прозаичнее и поэтичнее одновременно. Вернувшись к мирным стрижке и бритью, молодой фронтовик, естественно, обратился сразу в военкомат на предмет постановки на учет и прохождения той самой службы в запасе. А там разговор состоялся с пристрастием: дескать, что ж, солдат, и дважды ранен, а наград – одна медаль. Пришлось рассказать старшим по званию, как спасал комвзвода в Эльбинге, как представлен был к награждению орденом Красной Звезды и как все расстроилось в суете отправки в госпиталь, потом в запасной полк. По всей видимости, запало повествование 20-летнего ветерана в душу военкома, прошедшего похожими дорогами…

А вскоре в соответствии с принятыми в то время процедурами, ГК ВКП(б) сделал поручение военному комиссару Бобруйска: «Изучить вопрос, внести предложения». Военкомат, естественно, направил нужные запросы «по принадлежности» и вскоре на стол секретаря горкома легли документы. Согласно машинописным текстам из войсковой части с полевой почтой № 25217 и эвакогоспиталя № 3823 «факты имели место». Вот тут уж проявились нередкие тогда чувства фронтового братства и справедливости со стороны чиновников – тоже недавних участников войны. По инстанциям отправился наградной лист на «бывшего стрелка 194-й стрелковой дивизии 48-й армии 2-го Белорусского фронта, а ныне парикмахера бобруйской артели «Гигиена» Чабана Евгения Александровича». Подписали его «бобруйский горвоенком полковник Олейник» и «секретарь Бобруйского горкома ВКП(б) Тимашев».

Заканчивался наградной лист четкой формулировкой: « За участие в боях с немецкими захватчиками и полученные ранения достоин награждения орденом Славы III степени». Очевидно, руководствовались бобруйские ходатаи такими положениями статута ордена : «Орденом Славы награждают за то, что: … «Рискуя жизнью, спас в бою командира от угрожавшей ему непосредственной опасности» или « Будучи ранен, после перевязки снова вернулся в строй». Как бы то ни было, но вскоре появился Указ Президиума Верховного Совета Союза ССР «О награждении орденами и медалями СССР офицерского, сержантского и рядового состава Вооруженных Сил Союза ССР», преамбулой которого были слова: «За храбрость, проявленную в боях с немецкими захватчиками в Великой Отечественной войне, наградить…». Одной строкой в разделе «Орденом Славы III степени» значилось: «Солдата Чабана Евгения Александровича».

Евгений Александрович Чабан, декабрь 2015 года.
Евгений Александрович Чабан, декабрь 2015 года.

Признаться, подобного прецедента в моей журналистской практике не вспомню. Тем более горжусь подвигом нашего земляка Евгения Александровича и отношением к делу послевоенных чиновников. Не ошиблись они в человеке, истребовали орден по заслугам для демобилизованного солдата. И он оказался достойным и доверия, и награды, став наставником и воспитателем сотен и сотен настоящих граждан нашей страны – заслуженным учителем Беларуси, человеком, до сих пор подающим пример всем нам.

P.S. Когда материал готовился к публикации, стало известно о награждении Евгения Александровича Чабана Почетной грамотой Бобруйского городского исполнительного комитета. Поздравляем!