Город в городе: бобруйской ИК-2 исполняется 50 лет

17099
Александр КАЗАК. Фото автора.
Одним из крупнейших и известных подразделений в уголовно-исполнительной системе Республики Беларусь является действующая в Бобруйске исправительная колония №2, которая именно сегодня, 25 ноября, вступает в свой 51-й год существования

Служат в ИК-2 и такие офицеры. Слева направо: Александра Александровна Шапрынская,
Татьяна Борисовна Трухан и Екатерина Анатольевна Поддячая.Служат в ИК-2 и такие офицеры. Слева направо: Александра Александровна Шапрынская, Татьяна Борисовна Трухан и Екатерина Анатольевна Поддячая.

Накануне юбилея мы встретились с начальником ИК-2 полковником внутренней службы Юрием Трутко:

Наша справкаЮрий Игоревич Трутко родился в 1971 году в Орше. В органах Министерства внутренних дел Беларуси с 1997 года, службу начинал в исправительной колонии №8 в Орше. В 2001 году был переведен в ИК-2, где в разных должностях служил в оперативном и режимном отделах, был дежурным помощником, заместителем начальника колонии, с ноября прошлого года возглавил учреждение.

— Колония наша предназначена для лиц, впервые отбывающих наказания. Оперативная обстановка вполне стабильна, ситуация управляема, трудозанятость осужденных соответствует ста процентам. Но в силу масштабов исправительной колонии есть и определенные сложности.

— Кто помогает справляться с ними?

— Личный состав у нас сплоченный, чтущий и приумножающий сложившиеся традиции. Костяк составляют наиболее опытные сотрудники, стаж службы которых превышает два десятка лет. Много у нас и молодежи — только в этом году мы приняли в свои ряды четверых выпускников академии МВД. Преемственность поколений обеспечивается активной деятельностью нашей ветеранской организации, которую возглавляет Сергей Борисович Трапезон. Ветераны постоянно бывают в коллективе, делятся воспоминаниями, наработками из практики службы в прежние годы. Всегда интересны встречи с Владимиром Ивановичем Солопом, недавно отметившим 85-летие и отдавшим нашему учреждению более 20-ти лет. Всегда желанны контакты с Василием Николаевичем Фищенко, Иваном Ивановичем Белоусовым, Василием Анатольевичем Баранчуком, Владимиром Николаевичем Радьковым, Александром Михайловичем Казусенком и другими.

Начальник бобруйской исправительной колонии №2 Юрий ТруткоНачальник бобруйской исправительной колонии №2 Юрий Трутко.

— Не секрет, что в отдельных фильмах, демонстрируемых по телевидению, зрителям навязывается негативный образ ваших коллег по профессии. Как вы относитесь к этому?

— Как к нетипичному явлению. После почти полутора десятка лет службы на одном месте убедился, что сослуживцы отдают все свое время и лучшие годы надлежащему исполнению принятых на себя обязанностей по исправлению сбившихся с нормального пути людей, возвращению их в общество.

По возрастному составу осужденные колонии выглядят так:от 20 до 30 лет — 42 процента,от 30 до 40 — 25 процентов,от 40 до 50 — более 10 процентов,от 50 до 60 — чуть менее 10 процентов,свыше 60 лет — более 3 процентов. К сожалению, до 7 процентов составляют преступники в возрасте от 18 до 20 лет.По срокам отбывания наказания в исправительной колонии №2 картина следующая:от 1 до 3 лет — 37 процентов,от 5 до 10 — около 30 процентов, свыше 20 лет — более 3 процентов.

— В народе бытует также мнение, что всякий, кто попадает в тюрьму, выходит из нее уже прошедшим определенные криминальные университеты. Вы согласны с этим?

— Безусловно, жизненного опыта у такого человека в любом случае прибавится. Но если речь идет о практике, скажем, лихих 1990-х, когда с тех же телеэкранов нам втемяшивали об авторитетах на зонах, различного ранга блатных, которые только тем и занимались, что растили себе смену, обучая преступному ремеслу прямо в исправительных учреждениях, то время это если не прошло, то проходит. Судя по нашей колонии, современные осужденные не очень-то поддерживают неформальные традиции прошлого, они более продвинутые, что ли. По крайней мере, паханов у нас нет.

— Вы хотите сказать, колония выполняет свое предназначение — исправляет заблудших?

— Знаете, за время службы мне приходилось встречать выходцев из нашего учреждения, которые чуть ли не благодарили за просветление в мозгах, наступившее после отсидки. Говорили о своеобразной переоценке жизненных ценностей.

— Чем же это достигается?

— Соответствующей организацией содержания осужденных. Ведь наша исправительная колония — это своеобразный город в городе. Здесь создана вся необходимая для жизнедеятельности инфраструктура. Есть столовая, банно-прачечный комбинат, мастерские для починки одежды и обуви, медицинская часть, библиотека. Кроме того, действует православная церковь. Функционирует неплохая спортивная площадка, где уже четыре зимы проводились чемпионаты по хоккею с участием городских команд; стали застрельщиками мы и в проведении первенств по боксу.

— Однако не бывает городов без экономики…

— В нашей колонии также есть промышленная зона, где выпускаются комплектующие для транспортных средств, приспособления для хранения продукции «Белшины», рабочие перчатки, спецодежда, двери, окна и другие изделия деревообработки, крупа, макароны, даже хлеб выпекается для собственных нужд и для следственного изолятора в Бобруйске. А еще мы — единственные в стране, кто изготавливает различные погоны, шевроны для формы сотрудников силовых структур. Начали осваивать в последнее время производство офисной мебели.

— А как, скажите, кормят осужденных, коль они заняты на таких работах?

— На завтрак, как правило, они получают кашу и чай либо кисель. На обед — суп или борщ, на второе — пюре с мясом или бигус. На ужин — рыба ежедневно и все остальное. Прибывающие из других мест, сравнивая питание, говорят, что в Бобруйске и по разнообразию, и по качеству оно лучше.

Бобруйские ветераны пенитенциарной системы (слева направо) Сергей Борисович Трапезон,
Василий Николаевич Фищенко и Владимир Иванович Солоп.Бобруйские ветераны пенитенциарной системы (слева направо): Сергей Борисович Трапезон, Василий Николаевич Фищенко и Владимир Иванович Солоп.

— Однако, не хлебом единым… В прежние годы, вспоминаю, нередкими гостями были в колонии известные артисты, проводились различные, открытые для остального мира, фестивали, конкурсы…

— Эти традиции нами поддерживаются. Для выхода творческой энергии и для души устраиваются совместные концерты сотрудников и осужденных по праздничным датам. Работают самодеятельный театр, вокально-инструментальный ансамбль «Февраль», кружки брейк-данса, поэзии и другие.

— Получается, не так уж и закрыто, оторвано от мира население вашего «города»?

— И это объясняется нашей конечной целью — мы обязаны вернуть в общество его дезориентировавшихся на время членов. Этому, между прочим, служат и дни открытых дверей в отрядах, которые по итогам квартала заслужили такое право. Знаете, как осужденные готовятся, наводят марафет к таким дням, когда знают, что их в месте отбывания наказания навестят близкие родственники! Для гостей мы показываем концерт художественной самодеятельности, устраиваем экскурсию, знакомим их с условиями быта наших подопечных. В качестве поощрения разрешаем передать лучшим из них гостинцы — продукты питания, предметы обихода.

— Какую-то «историю с географией» мы можем проследить на примере бобруйских сидельцев?

— Больше осужденных к нам прибывает из Гомельской и Минской областей, несколько меньше из Брестской, Гродненской и Витебской. Есть у нас отбывающие наказание граждане Российской Федерации, Украины, даже один вьетнамец есть…

— Юрий Игоревич, думаю, все читатели «Вечернего Бобруйска» благодарят людей в погонах из вашего учреждения за надежную службу на протяжении целого полстолетия и желают в дальнейшем вам спокойствия и уверенности в своих силах, чего не может быть без хорошего здоровья, микроклимата в семьях и взаимопонимания коллег.

— Спасибо за понимание.