Улицы без названий. Путешествие сквозь другое измерение

3593
Вы хорошо знаете свой город? Его районы, кварталы, площади, скверы… Он кажется вам знакомым до мелочей, исхоженным вдоль и поперек и оттого немного скучным?

Улицы без названий. Знак пересечения с однопутной железной дорогой и знак «Проезд без остановки запрещен» на столбеУлицы без названий. Знак пересечения с однопутной железной дорогой и знак «Проезд без остановки запрещен» на столбе неисправной световой сигнализации.

Поверьте, при желании даже у собственного подъезда можно обнаружить что-то удивительное. Всё зависит лишь от угла зрения. Всего-то и нужно – посмотреть на привычные вещи с неожиданной стороны…Вот только представьте — в вашем городе есть улицы, о существовании которых вы и не подозревали! Они у всех на виду и в то же время словно скрыты от людских глаз. Вы тысячу раз пересекали их, но никогда не ходили вдоль. У этих улиц нет тротуаров, их не окаймляют каштановые аллеи, а на зданиях отсутствуют таблички с именами героев. Это улицы без названий.

Их стальные нервы упругими дугами пронзают рыхлое городское тело, формируя его мышцы и органы. Эти магистрали возникли давно, и во многом именно благодаря им город стал таким, каков он есть сейчас. По нескольку раз в сутки — где реже, где чаще — по нервам пробегает могучая дрожь. Грохот десятков тяжелых колес оглашает округу. Скрипит реборда, лязгает сцепка. Суровой партии ударных вторит пронзительная валторна тепловозного гудка. У этих улиц своя собственная музыка. Ее ритм —  удары большого индустриального сердца.

* * *

Вид с путепровода на улице Крылова. Вправо отходит тот самый 14-й путь.Вид с путепровода на улице Крылова. Вправо отходит тот самый 14-й путь.

Ни много ни мало сто километров железнодорожных путей пронизывают сегодня наш город. Если выложить все эти рельсы в одну линию на север, как раз хватит, чтобы доехать до южных окраин Могилева. Но рельсы многократно ветвятся, то и дело разбегаются в стороны и с высоты напоминают сеть кровеносных сосудов.

Впрочем, оставим метафоры. Правильно называть их подъездными путями, ведь они соединяют железнодорожные станции с промышленными предприятиями. Доставка и отправление грузов — вот единственное их назначение.

Четыре станции — «Бобруйск», «Березина», «Шинная» и «Красный Брод» — входят в состав Бобруйского железнодорожного узла. Первые две хорошо известны благодаря одноименным вокзалам. Сравнительно недавно «Березина» являлась «парадными воротами» в город. Именно здесь останавливались все поезда дальнего следования. Сейчас эти функции взяла на себя станция «Бобруйск». Но кроме пассажирских перевозок есть у нее и важные товарные «обязанности». Три железнодорожные ветки подъездных путей, те самые «невидимые улицы» берут свое начало именно здесь.

Заместитель начальника станции Заместитель начальника станции "Бобруйск" по подъездным путям Сергей Дерлюк демонстрирует схему подъездных путей.

По ним идут цистерны с нефтепродуктами на Бобруйскую нефтебазу (Бобруйский региональный участок РУП «Беларусьнефть-Могилевоблнефтепродукт»). Саморазгружающиеся хопперы с кукурузой, пшеницей, мукой отправляются на Бобруйский комбинат хлебопродуктов. В обратном направлении следуют составы, груженые комбикормом. В среднем более 1.700 полувагонов металлолома в год загружает и отправляет по железной дороге Бобруйский цех «Могилеввторчермет». Приблизительно такой же объем удобрений выгружается за год на Бобруйском ОАО «Агромашсервис».

* * *

Либаво-Роменская железная дорога пролегла через наш город в 1873 году. Тогда это дало мощный толчок его экономическому развитию. Насколько актуальным железнодорожный транспорт является сейчас, спустя 140 лет? Об этом мы беседуем с начальником Бобруйской дистанции пути Алексеем Кредитовым.

Несмотря на альтернативу в виде автомобильного транспорта железнодорожные перевозки по-прежнему остаются экономически выгодными. Автотранспорт берет гибкостью и маневренностью. Сильная сторона железной дороги — в большой грузоподъемности. Кроме того, в условиях конкуренции железнодорожники готовы отойти от традиционной схемы перевозок и доставлять грузы прямым составом, без перецепки. Но в любом случае загруженность подъездных путей зависит от текущей экономической конъюнктуры и формируется из потребностей предприятий-клиентов.

Пульт-табло электрической централизации станции «Бобруйск». Дежурный по станции «Бобруйск» Елена Павлова осуществляет прием и отправление поездов, руководит маневровыми работами.Пульт-табло электрической централизации станции «Бобруйск». Дежурный по станции «Бобруйск» Елена Павлова осуществляет прием и отправление поездов, руководит маневровыми работами.

Именно Бобруйская дистанция пути отвечает за техническое состояние и обслуживание находящихся на балансе путей. Большей части из тех, что проложены по городской территории. Но не всех. Часть из них имеет ведомственную принадлежность. Кроме того, специальным знаком «Граница подъездного пути» обозначаются участки, находящиеся на балансе предприятий. Сюда же относятся и места погрузки и разгрузки на их территории. Казалось бы, какая разница? Однако, это важно, поскольку в обязанности собственника входит, в частности, покос травы, отвод ливневых вод, очистка путей и другие мероприятия по их содержанию.

* * *

Переезд на улице Гоголя. Вид в сторону станции «Бобруйск».Переезд на улице Гоголя. Вид в сторону станции «Бобруйск».

Железнодорожный переезд на улице Гоголя, в районе ТАиМа — одно из тех мест, где «невидимые улицы» пересекаются с привычной нам реальностью. Широкая полоса отвода просматривается в обе стороны. Если встать спиной к станции «Бобруйск», взгляду откроется прямая стрела рельс, уходящих… к девятиэтажкам на улице Рокоссовского. Отсюда до них рукой подать. И это не оптический обман. Недаром железнодорожники шутят, что рельсы всегда проложены по кратчайшему пути. Так и есть — всего 2 километра 300 метров от вокзала «Бобруйск» до переезда на Орджоникидзе. Еще 2 километра по территории комбината железобетонных изделий и базы «Поречье» до улицы Гагарина.

Улицы без названий. Основной путь устремляется прямо к девятиэтажкам на улице Рокоссовского. Справа Бобруйский цех «Могилеввторчермет».Основной путь устремляется прямо к девятиэтажкам на улице Рокоссовского. Справа Бобруйский цех «Могилеввторчермет».

По сути, это самый короткий путь из центра города до Даманского. Простая идея напрашивается сама собой. Если от вокзала запустить городскую электричку по имеющейся ветке, можно будет доезжать до рынка «Западный» всего за пять минут. Это даже быстрее, чем на маршрутке без остановок!

Увы, сами железнодорожники смотрят на эту идею скептически и убеждают, что реализовать ее невозможно по объективным причинам. Во-первых, имеющиеся радиусы кривизны железнодорожных путей непригодны для использования пассажирского подвижного состава, а во-вторых, и это самое главное, рельсы проходят по промзоне предприятий, от которых город пока избавиться не в состоянии.

* * *

Улицы без названий. Предупреждающий знак «Осторожно! Негабаритное место»Предупреждающий знак «Осторожно! Негабаритное место»

Бобруйская промзона — разговор особый. С точки зрения здравого смысла, наличие крупных индустриальных предприятий в окружении жилой застройки — само по себе нонсенс. В развитых странах их давно уже перенесли на периферию, где и земля дешевле, и экологического вреда меньше. В Бобруйске же на гектарах площадей вольготно раскинулись мехдворы, склады, ангары, ржавые рельсы и бетонные заборы, за которыми по большей части прячутся удельные владения арендаторов — многочисленные станции техобслуживания, покрасочные мастерские и прочие милые сердцу бобруйчан «гешефты».

Бобруйский комбинат хлебопродуктов.Бобруйский комбинат хлебопродуктов.

Случилось это не вдруг. Еще 50 лет назад западнее нынешней улицы Орджоникидзе простиралось сплошное «русское поле», поросшее бурьяном. Кроме проложенной еще до войны «железки» и военных ДОКов, вокруг ничего не существовало. В 1972-м запустили шинный комбинат, а вместе с ним возникли жилые микрорайоны Даманского. Численность населения Бобруйска увеличилась чуть ли не вдвое. Растущие потребности в жилье обеспечивали домостроительные комбинаты. На это время приходится настоящий расцвет крупнопанельного строительства. Для доставки цемента, песка, гравия и металла требовались подъездные пути. Так, с одной стороны, город обрастал все новыми железнодорожными ветками, а с другой, эти самые магистрали в немалой степени определяли его географию. Если взглянуть на карту, можно увидеть, что заборы многих заводов точно «вписаны» в образованные рельсами секторы.

* * *

Но и сами подъездные пути не оставались неизменными. Еще в середине 70-х вдоль улицы Крылова пролегала ветка, соединявшая станцию «Бобруйск» с «ФанДОКом» и гидролизным заводом. По высокой насыпи мимо приземистых домиков частного сектора и кладбищенских сосен шли составы с лесом. В месте пересечения путей с Минской действовал железнодорожный переезд.

Улицы без названий. Улавливающий тупик на территории ОАО «БобруйскСтройКомплекс», в нескольких десятках метров от улицы Минской. Когда-то эти пути были продолжением ветки, проходившей вдоль улицы Крылова.Улавливающий тупик на территории ОАО «БобруйскСтройКомплекс», в нескольких десятках метров от улицы Минской. Когда-то эти пути были продолжением ветки, проходившей вдоль улицы Крылова.

Шинный комбинат и здесь сыграл свою градообразующую роль. Для обеспечения гигантского производства материалами, построили новую ветку в объезд города и новую станцию — «Шинную». Старые пути на Крылова разобрали, насыпь разровняли. Сейчас уже и не догадаешься, что эту улицу когда-то оглашал звук тепловозного гудка. Что осталось неизменным, так это ее непростая судьба. А вот остатки старой линии можно и сегодня наблюдать сразу за фандоковской «этажеркой».

* * *

От улавливающего тупика рельсы тянутся вдоль ограды УП «Бобруйскжелезобетон», пересекают улицу Чехова и уводят вглубь промзоны, разделяясь на несколько ответвлений — к ТЭЦ-1 и гидролизному заводу (ОАО «Бобруйский завод биотехнологий»).

Улицы без названий. Трава пробивается между шпалУлицы без названий. Трава пробивается между шпал

Здесь по-настоящему безлюдно, словно в зоне отчуждения. Довольно скоро пыльная промзона уступает место настоящим зеленым джунглям. Сюда не доносится суета городских улиц, и через короткое время сам город уже представляется чем-то далеким и иллюзорным. Под ярким солнцем шпалы сливаются в бесконечную полосатую ленту. По пути то и дело попадаются ручные стрелки с черно-белыми флюгарками. За каждой стрелкой от основного ответвляется дополнительный путь, ведущий к наглухо закрытым высоким воротам.

Бывшая площадка складирования лигнина. На заднем плане Бобруйская ТЭЦ-1Бывшая площадка складирования лигнина. На заднем плане Бобруйская ТЭЦ-1

Картину техногенного ландшафта дополняют эстакады надземных трубопроводов. Там, в вышине, ветер шуршит лохмотьями теплоизоляции. Проржавевшие безглазые светофоры отбрасывают длинные тени на странные бетонные конструкции. Из них наружу хищно торчат куски арматуры. Впереди, за ветками цветущей вербы, открывается большая ровная площадка. Раньше здесь складировали лигнин, побочный продукт гидролизного производства. Сейчас площадка пуста.

Рельсы проходят сквозь сплошной зеленый коридорРельсы проходят сквозь сплошной зеленый коридор

Рельсы устремляются дальше сквозь зеленый коридор. Перспектива сходящихся у горизонта линий завораживает. Тяжело поверить, что это всего лишь узкая полоска земли между заборами ОАО «Беларусьрезинотехника», ОАО «Бобруйскагромаш» и ОАО «Бобруйский кожевенный комбинат». В нескольких метрах от насыпи за кустами прячется симпатичное озерцо с перекинутыми над водой металлическими мостками. Интересно, для чего они? И откуда здесь озеро?

Таинственное озероТаинственное озеро

Широкое пространство впереди открывается неожиданно. Одновременно снова возникает привычный шум большого города, словно кто-то включил динамики. Через сотню метров под ногами уже скрипит гравий путепровода над улицей Шинной. Удивительно смотреть сверху на движущийся транспорт. Отсюда рукой подать до станции «Шинная». Справа трубы ТЭЦ-2 уже возвышаются над ландшафтом.

Станция «Шинная». Вид на трубы ТЭЦ-2Станция «Шинная». Вид на трубы ТЭЦ-2

Расположенная в промышленный зоне между ОАО «Белшина» и ТЭЦ-2 станция «Шинная» обслуживает весь северный индустриальный кластер. Кроме уже упомянутых предприятий среди ее клиентов — ОАО «ФанДОК», ОАО «Бобруйский завод крупнопанельного домостроения», Бобруйские тепловые сети, завод железобетонных конструкций ОАО «Строительный трест №13», СМУ «Бобруйскэнергостроймонтаж» и другие.

Пост электрической централизации станции «Шинная». Дежурный по станции Анастасия Плотникова в течение 12-часовой смены координирует движение по станции. Кроме того, Анастасия 15 апреля 2014 года завоевала первое место на конкурсе красоты Могилевского отделения Белорусской железной дороги.Пост электрической централизации станции «Шинная». Дежурный по станции Анастасия Плотникова в течение 12-часовой смены координирует движение по станции. Кроме того, Анастасия 15 апреля 2014 года завоевала первое место на конкурсе красоты Могилевского отделения Белорусской железной дороги.

На станции — 12 путей, диспетчерский пост электрической централизации, товарная контора. 5-6 раз в сутки сюда прибывает груженый состав со станции «Бобруйск». Обычно это более 2-х десятков вагонов, которые тут перецепляют и отправляют конечным потребителям. 12 километров подъездных путей к «Шинной» плавной дугой через окрестные леса соединяют ее с городом. Может, поэтому до сих пор она так и остается незаметной, скромной труженицей, и кроме самих железнодорожников, о ее существовании мало кто знает.

* * *

Именно здесь, на самой северной оконечности Бобруйска, где город отрывается своей неисследованной стороной, и заканчивается наше путешествие по таинственным улицам без названий. 

Александр ЧУГУЕВ. Фото автора.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ:

Бобруйск, 20 мая 2014 года. Улицы без названий. Путешествие сквозь другое измерение (50 фото)