Развод чистой воды (наше расследование)

20828
На дурака не нужен нож, Ему с три короба наврешь — И делай с ним, что хошь! (Песня лисы Алисы и кота Базилио из кинофильма «Приключения Буратино»)

Монеты в лабораторном стакане с водой.Монеты в лабораторном стакане с водой.

 

Ольга Ковалевич, лаборант городского центра гигиены и эпидемиологии.Ольга Ковалевич, лаборант городского центра гигиены и эпидемиологии.

У меня зазвонил телефон. И уж лучше бы это был слон из стихотворения Чуковского! Но нет. На дисплее высветился незнакомый номер. На том конце телефонной линии высокий женский голос с интонацией, не терпящей возражений, и в темпе, не предполагающем ответа, сообщил мне радостную весть. О нет, я не выиграл миллион в лотерею и не стал наследником неожиданно преставившейся тетушки из Бразилии… Некая компания «Чистая линия»* выбрала меня для маркетингового исследования на предмет степени загрязнения питьевой воды в городе Бобруйске. Ну, надо же!

Уже само название компании должно было внушить мне мысль о чем-то чистом и честном, чему, безусловно, следовало бы доверять. Но, увы. Кроме того, девушка в телефоне называла меня по имени, что еще больше настораживало. Будучи человеком скептически настроенным, в особенности к сетевому маркетингу и технике «активных продаж», а пуще того — не желая становиться объектом чьих-либо исследований, я уже изобретал в уме витиеватый сложноподчиненный ответ… Как вдруг меня осенило! Журналистская тема сама шла в руки! При этом фигуранты готовы были приехать ко мне домой и предъявить себя во всей красе. Лучше и не придумаешь!

* * *

«Консультант» возник в дверях ровно в назначенное время. Молодой человек, назвавшийся Алексеем*, выглядел весьма респектабельно. Даже носы его туфель, вызывающе блестевшие среди зимы, излучали расположение и готовность посвятить меня во все тайны бытия. Вначале он проинформировал меня о том, что его компания таки занимается продажей водяных фильтров, но у меня он, конечно же, совсем с другой целью, а именно — собрать данные о степени загрязнения воды в Бобруйске. Да-да, маркетинговое исследование, призванное повысить качество их продукции.

На мой недоуменный вопрос, почему бы им не получить все интересующие сведения непосредственно в лаборатории горводоканала, «консультант» поспешил заверить, что к водоканалу они никаких претензии не имеют. Боже упаси! Водоканал дает исключительно чистую и качественную воду. Да вот беда — трубы в большинстве домов ржавые и гнилые, годами не менялись. Отсюда и вредные примеси, столь опасные для здоровья.

Доказать это он готов был с приборами в руках, но прежде предложил заполнить небольшую анкету. Вопросы оказались довольно тривиальными. Например, «влияет ли пища, которую вы едите и вода, которую вы пьете, на ваше здоровье и долголетие?» Ответ был столь же очевиден, как и цель данного опроса — встроить в сознание «клиента» устойчивую логическую цепочку «вода — здоровье». К собственному здоровью мы всегда относимся с трепетом.

Визит Визит "консультанта" и момент презентации. Кадр видеозаписи.

Далее начался настоящий театр одного актера. Извинившись, молодой человек отзвонился некоему Максиму Викторовичу* и попросил разрешения начать презентацию. Мысленно я представил на другом конце линии усталого субъекта в свитере и домашних тапочках, раскладывающего пасьянс в телефоне, в чьи обязанности входит молча выслушивать подобные звонки, и едва сдержал улыбку.

Начиналось самое интересное. «Консультант» извлек из портфеля небольшой приборчик в аккуратном футляре. «TDS-метр, — пояснил он. — Для обнаружения примесей в воде». Вместе с прибором на свет появилась некая таблица с цифрами. Ячейки с малыми значениями были расцвечены жизнерадостным зеленым, но с увеличением чисел цвет менялся с тревожно-желтого на угрожающе-красный. Мой визави опустил электроды приборчика в стакан с налитой из-под крана водой. На маленьком дисплее тут же высветилось значение, соответствующее в таблице почти «смертельной опасности». Для сравнения он протестировал принесенный с собой образец воды, «набранной этим утром прямо из фильтра». На этот раз «анализ» показал существенно меньшее значение, укладывающееся в «зеленую зону». Как заверил «консультант», цифры в таблице есть не что иное, как рекомендации Всемирной организации здравоохранения по содержанию примесей в питьевой воде. Выводы о том, какую «гадость» я пью, напрашивались сами собой.

И здесь кроется первая большая ложь. Дело в том, что ВОЗ не дает вообще никаких конкретных рекомендаций относительно содержания минеральных солей в воде. В мировой практике стандартами на питьевую воду лимитируются только верхние уровни общей минерализации (1000-1500 мг/л) и только основных солевых компонентов — хлоридов и сульфатов. Те же цифры приводятся и в национальном СанПиН 10-124 РБ 99 «Питьевая вода. Гигиенические требования к качеству воды централизованных систем питьевого водоснабжения. Контроль качества». 

Сам же переносной анализатор TDS-метр (или проще — солемер) измеряет лишь общее количество частиц, растворенных в воде солей и ни в коем случае не способен определить ее химический состав. Сфера его применения — бытовая. Например, измерения солесодержания в системах водоподготовки и очистки для гидропоники, аквариумов, бассейнов. Собственно, прибор честно показал, что в воде содержится некоторое количество минеральных солей. Количество, замечу, совершенно нормальное для пресной артезианской воды. Но ведь человеку несведущему эти цифры можно преподнести как угодно. Особенно в сравнении с почти дистиллированной водой.

Дальше — больше. Я старательно подыгрывал, изо всех сил стараясь сохранять серьезность. Видя мою вовлеченность, «консультант» решил пустить в ход «тяжелую артиллерию» и, как фокусник, извлек из портфеля следующий прибор. В коробочке с двумя парами электродов узнавался электролизер PR2. Как мне позже удалось выяснить, выпуск этих приборов для «рекламы качества очистки воды» поставлен на промышленный поток. Принцип его работы прост и знаком еще со школьного курса физики. На анод и катод подается разность потенциалов, между электродами проходит ток, в водном растворе начинается электролиз. Прибор якобы «расщепляет» воду и заставляет «вредные примеси» выпадать в осадок.

Опять же для иллюзиониста очень важно подготовить зрителя. Поэтому перед началом «эксперимента» мне было предложено выбрать, какую пару электродов вставлять в «мою» воду, а какую — в отфильтрованную. Разумеется, чтобы соблюсти чистоту «эксперимента» и исключить обман. Щелкнул тумблер, и довольно скоро водопроводная вода в стакане начала бурлить и пениться, затем приобрела яркий болотно-зеленый оттенок, а по ее поверхности поплыли бурые хлопья и радужные разводы. Выглядело это и правда довольно жутко. В другом стакане вода сохранила прозрачность, лишь слегка окрасившись желтым.

На человека неискушенного подобная демонстрация оказывает неизгладимое впечатление. Обычно люди впечатлительные хватаются за сердце, заламывают руки и восклицают: «Как? Как я мог раньше пить такую дрянь?!» Парадоксально, но наиболее эмоционально реагируют мужчины. Женщины благодаря природной интуиции чуют какой-то подвох, но тут же сдаются под грозным напором мужей: «Так тебе жалко денег на мое здоровье?!» Неспроста консультанты настаивают, чтобы вся семья присутствовала на презентации. Секрет «фокуса» я раскрою позже. А пока скажу, что основополагающий принцип подобных продаж зиждется на вашем собственном страхе и невежестве.

Однако вернемся к нашему «консультанту», который откровенно наслаждался произведенным эффектом. Наверное, по моему лицу было видно, что я готов бежать за спасительным фильтром прямо сейчас. Но спектакль еще не был окончен. Демонстрируя нарочитую беспристрастность, молодой человек подробно расписал достоинства и недостатки альтернативных способов очистки и водопотребления: кипячения, кувшинных фильтров, дистилляторов, бутилированной воды. Выходило, что в каждом примере недостатки перевешивают достоинства. Ни в коем случае не указывая прямо, а лишь умело формулируя вопросы, консультант подталкивал меня к выгодному ему варианту. При этом у меня создавалось ощущение, что именно я делаю выбор. Этакая иллюзия самостоятельно принятого решения...

Идеальная тактика сетевого агента состоит в том, чтобы завоевать расположение клиента, предстать в его глазах не торговцем, желающим любыми средствами продать товар, а «своим в доску парнем», которому безусловно можно доверять. Как же иначе, ведь друг плохого не посоветует! Поэтому так часто звучат вымышленные истории из личного опыта. «Такой же фильтр я установил родителям. У отца прошел радикулит, а мама стала лучше спать». Как тут не поверить? Особенно, если у вас болит спина или мучает бессонница. 

Да-да, идеальное решение все-таки есть! И это, конечно, те самые фильтры, информацию о которых пришлось практически выпытывать! К этому моменту ваше критическое восприятие умело нейтрализовано, и вам можно «впарить» любую несуразицу. 

Например, то, что удостоверение Минздрава о государственной гигиенической регистрации, а также сертификат соответствия Госстандарта РБ, якобы подтверждающие пресловутое немецкое качество, выданы на имя польской фирмы из города Лодзь. 

Что пять ступеней очистки, включая мембрану обратного осмоса, превращают любую воду практически в дистиллят, напрочь лишенный микроэлементов и непригодный для питья. Микроэлементы приходится искусственно восстанавливать в двух дополнительных секциях. Но зачем это нужно?

Что сама по себе необходимость столь тщательной фильтрации воды — не более чем искусственно созданная мода, навязываемая производителями фильтров. Максимум, чего требует артезианская вода в Беларуси — фильтрации от твердых взвесей и катионов железа. А с этим легко справится дешевый кувшинный фильтр.

Что цена комплекта завышена как минимум в три раза. И такой же фильтр можно найти в польских интернет-магазинах за 700-800 злотых (230-260 долларов США). При том, что российская система с аналогичным функционалом стоит еще дешевле.
Что весь этот спектакль, старательно разыгранный перед вами, с подбором выгодной кредитной линии, звонками «менеджеру», мнимой недоступностью товара и счастливо найденным вариантом «со значительной скидкой» — на самом деле, по моему мнению, есть развод чистой воды.

* – Здесь и далее все имена и названия изменены. Все совпадения с реальными персонажами случайны.

Учитель химии Татьяна Василевская и учитель физики Людмила Казак (Гимназия №3).Учитель химии Татьяна Василевская и учитель физики Людмила Казак (Гимназия №3).

Секрет фокуса

Развенчать секрет демонстрации «загрязнения» воды мы попросили учителей химии и физики бобруйской гимназии №3 Татьяну Василевскую и Людмилу Казак. Прямо в школьной аудитории мы воспроизвели аналогичный опыт, украсив его для наглядности некоторой иллюминацией.

В обычной водопроводной воде всегда присутствуют минеральные соли в виде катионов кальция, марганца, железа и анионов кислотного остатка — сульфатов, хлоридов. Благодаря этому вода обладает электрической проводимостью. И эта проводимость тем выше, чем выше концентрация солей.

В результате электролиза, в котором применяются растворимые электроды (в нашем случае — железные и алюминиевые) происходит химическая реакция с образованием сульфатов, хлоридов и гидроксидов этих металлов. Именно эти соединения и выпадают в виде хлопьев и нерастворимого осадка. В свою очередь, в отфильтрованной воде реакция электролиза не идет, поскольку такая вода почти не проводит электрический ток.

Итак, не вода содержит «вредные» примеси, а металлические электроды растворяются в воде. Поэтому советуем прислушаться к призыву школьных учителей — учите физику и химию и не позволяйте себя дурачить!

Станция обезжелезивания водозабора №4 Станция обезжелезивания водозабора №4 "Соломенка" Бобруйского государственного предприятия «Водоканал». Начальник цеха водопроводных насосных станций Александр Тимошков.

Реальное положение дел

В соответствии с Государственной программой по водоснабжению и водоотведению «Чистая вода», принятой на 2011–2015 годы, обеспечение населения питьевой водой в нашей стране производится в основном из подземных (артезианских — А.Ч.) источников, что позволяет получать хорошую, качественную воду. Согласно докладу ПРООН «Показатели развития человека» Республика Беларусь входит в группу из 34 стран, население которых имеет стопроцентный устойчивый доступ к улучшенным источникам воды.

Непосредственно наш город питьевой водой обеспечивают три больших водозабора и несколько малых Бобруйского государственного предприятия «Водоканал». Это 112 артезианских скважин, из которых в постоянной работе задействованы 50, а остальные находятся в резерве. Как рассказал начальник цеха водопроводных насосных станций «Водоканала» Александр Тимошков, подъем воды осуществляется с водоносного слоя глубиной около 120 метров. Все основные скважины оборудованы станциями обезжелезивания. 

Последняя из них на водозаборе №4 «Соломенка» была введена в строй в первых числах декабря 2013 года. Это позволило полностью покрыть потребности Бобруйска в качественной питьевой воде с нормой содержания катионов железа не более 0,3 мг/л. Показатели очистки воды на новой станции и того меньше — около 0,09 мг/л. Ее мощность — 15.000 кубометров воды в сутки, что достаточно для удовлетворения нужд жилых микрорайонов Западный, Даманский и части центрального района.

Процесс очистки воды осуществляется в восьми больших напорных фильтрах, где в качестве фильтрующей загрузки используется кварцевый песок. Проходя сквозь слои песка, вода обогащается кислородом и теряет значительную часть растворенного железа.
Ежедневный контроль за качеством воды в городских сетях осуществляет аккредитованная и аттестованная Госстандартом производственная испытательная лаборатория «Водоканала».

Александр ЧУГУЕВ . Фото автора.

Станция обезжелезивания водозабора №4 «Соломенка» Бобруйского государственного предприятия «Водоканал»:

Станция обезжелезивания водозабора №4 Насосы.

Станция обезжелезивания водозабора №4 Оператор станции обезжелезивания Валентина Шамота.

Станция обезжелезивания водозабора №4 Насосы.

Станция обезжелезивания водозабора №4 Оператор станции обезжелезивания Валентина Шамота снимает показания приборов.