Татьяна Мейерсон: «Я хотела стать певицей, и ею стала!»

2304
Цитата: «Сейчас поют все, и это страшно...»

Бобруйская певица Татьяна Мейерсон.Бобруйская певица Татьяна Мейерсон.

 

Родилась: 28 января 1978 года в Бобруйске.

Училась: в средней школе №8, музыкальной школе №2 по классу баян, в Бобруйском профессионально техническом училище № 226 торговли по специальности повар. С 1990 по 1992 год занималась в студии Вадима Сажина.

Работа: в 2010-11 г.г. работала в военном духовом оркестре.

Семья: воспитывает дочь Татьяну (12 лет) и сына Ивана (5 лет).

 

«Стать звездой я не стремлюсь»

Вы поете с раннего детства. Кто помогал  и кто мешал вам становиться певицей?

—  Я любила петь, наверное, еще с пеленок. Так шутила моя мама. Родители говорили: ты кричишь на весь дом! А я им: вы не слышите, как я красиво пою. В шесть лет пряталась с аккордеоном и играла песни, которые пели обычно за столом родители. Папа играл на гитаре и аккордеоне, мама очень красиво пела, и мне это так нравилось. Я им спать не давала, все пыталась доказать, что я тоже могу, как они. А еще мой сосед Саша Петруша очень много играл на фортепиано, слушала его с удовольствием. Потом прошла прослушивание в музыкальной школе и поступила в нее по классу баян. У меня был очень хороший учитель. К сожалению, он очень рано ушел из жизни, Вадим Морозов.  Позже мама договорилась, и меня отвели в студию к Вадиму Сажину. Пришла с репертуаром Татьяны Булановой, он меня прослушал и сказал: так, девочка, Буланова у нас уже есть, так что будем искать твое «я». Долго я к Сажину не проходила, очень хотелось петь сольные вещи, но мне их  не давали. Ушла из студии и  продолжала петь дома. Выступала на сцене от школы, потом от училища. Спустя некоторое время, после конкурса,  Вадим Сажин подошел и сказал: давай-ка возвращайся ко мне. Вернулась, но надолго не задержалась, хотелось большего. Нашла случайно группу музыкантов, которые играли в комнатушке стройтреста №13. Стала ходить репетировать, играли вживую, мне нравилось. Начали выступать в городе под руководством Михаила Веревкина, стали работать вечера, свадьбы, концерты.

Потом я вышла замуж и переселилась в другой дом. А там сосед оказался  музыкантом, Олег Машогло, о таких, как он, говорят — музыкант от Бога. Затем пригласили работать за границей. Долго не могла решиться, но все таки согласилась. Там я многому научилась, там все другое в музыке, культуре. Развивалась день за днем, видела, как реагируют люди, когда начинала петь, и жила  этим. Тем, кто оказывался со мной рядом, стремилась доказать, что не подведу.  Инна Петраш тоже сыграла огромную роль:  она настолько позитивный человечек,  всегда меня  толкала вперед — ты, мол,  молодец, а вот тут не так, а вот это лучше сделать по-другому… Я очень благодарна всем, ведь меня окружают очень талантливые музыканты.

Татьяна, вы из числа тех певиц, которые имеют почти все, что нужно признанной исполнительнице. Но в Бобруйске, Беларуси вас знают  очень немногие. Почему так получилось?

— Пусть я не стала, как у нас любят говорить, звездой, но я и не стремлюсь, я просто очень люблю свое дело. Вы даже не представляете, как я люблю просто петь для людей, видеть в их глазах восхищение. Когда я  умею своими песнями сделать праздник на душе людям, я просто счастлива. Разве ж можно хотеть большего?

Вы боролись за места на конкурсах, фестивалях. Для чего?

— Не всегда по своей   воле — то просили, то заставляли, всякое было. Всегда участвовала в конкурсах от школы, училища. Именно  приходилось принимать участие в областных конкурсах, где был успех, но я не люблю конкурсы, не считаю нужным доказывать, кто я и что я. Главное жюри для меня — слушатели и я. Действительно, имею множество грамот, дипломов и медалей за призовые места. Поступала в Могилевское музыкальное училище по классу баян, но решила, что если  буду учиться, то только на вокальном отделении. Двенадцать лет работала за рубежом певицей, и до сих пор продолжаю работать. Там максимальные требования, режим, контракты. Участвовала в фестивалях  известных арабских исполнителей в государстве Оман, была единственной девочкой из Беларуси, которая пела на арабском и английском языках с арабскими музыкантами, все игралось вживую. Это было восхитительно, с этими ребятами я работала по всей Иордании в течении двух лет, до сих пор они меня  приглашают участвовать в концертах.

 

«Не ценится у нас талант»

—  Как вы думаете,   насколько жюри крупнейших в Европе фестивалей в Витебске, Юрмале первые места распределяет честно, и дотягивают  ли конкурсанты-вокалисты до  этих первых мест?

— Однозначно, судейство в Юрмале наиболее объективнее и честнее.  Витебск, если честно, меня не очень впечатлил — как-то все в нашем стиле, сухо, нет креативности, энергии, подачи. У нас получается каждый год все как по шаблону, а хотелось бы большего. Среди тех, кто отбирает конкурсантов, надо менять людей, ведь у нас есть талантливые, но пока, можно сказать, все проходит на дешевом уровне. Не ценится у нас талант. Это же касается и наших «засланцев» на «Евровидение». Никогда они не победят при таком совковом менталитете. Новизны и креативности боятся и в Бобруйске. Ну, не умеете, так подсмотрите, попробуйте то, на  что способна Украина или Россия. При таком старом закостенелом мышлении не дают шанса другим людям. Чего скрывать, иногда и платить нужно, причем много.

В музыкальном мире нашего города кто у вас «намба уан»?

— Инна Петраш для меня самый важный человек, какие бы там ни были студии — и «Шина-най», и «Росквит»… Вот сейчас моя дочка тоже поет, Татьяна Вотолина, ей 12 лет. Не хочу ее толкать, при всем желании. Она должна сама пройти свой путь, я вижу в ней себя.   

Где вас можно послушать?

— На данный момент меня можно послушать в «Best club». И не только меня. Каждую неделю у нас очень разнообразная программа, играют на скрипке, саксофоне. Все музыканты от бога в этом коллективе, вы получите огромный заряд энергии от услышанного, поверьте.

«Есть голос — поешь, нет — подпеваешь!». Татьяна, вы с этим согласны?

— Абсолютно. Если есть таланта капля, то, конечно же, его нужно развивать. Главное захотеть. Ну, а если нет таланта и голоса, то, как ты его ни разрабатывай, петь все равно не сможешь. Неужели вы думаете, что дочь великой певицы или сын Ротару не смогли бы разработать голос? Просто у них нет такого сильного голоса. Сейчас поют все, и это страшно, а убрать фонограмму, спецэффекты, микрофон, смыть грим и одеть простенько — да вы же ужаснетесь! Я переключаю каналы, чтобы не слышать этого кошмара, практически не слушаю белорусскую эстраду. А в Беларуси есть очень много талантливых музыкантов, которых никогда не увидишь по телеку...

—  И как вы думаете, почему?

— Телек не резиновый, шоу-бизнес только в зачатке. Поверьте, не все хотят петь для многотысячной толпы. Я, например, люблю петь для тех, кого вижу…

 

БЛИЦ-ОПРОС

Кто вы по знаку Зодиака? — Водолей.

Любимое время года? — Лето.

Ваш любимый праздник? — Новый год

Любимое животное? — Самый верный друг — собака. А еще попугай и крыса.

Что предпочитаете выпить? — Легкие коктейли в хорошей компании.

Любимое блюдо? — Мне выпал шанс попробовать настоящую восточную кухню, и я осталась в восторге. Своеобразно и очень вкусно.

Ваш  идеал мужчины? — Мой папа.

Где бы вы хотели побывать? — В сказке и в восточных странах.

Любимый цвет? — Цвета радуги, каждый из них по-своему  прекрасен.

Любимый фильм? — С  удовольствием смотрю все российские сериалы — «Сармат», «Офицеры...

Верите ли вы в жизнь после смерти? — Уверена, она существует. Мне иногда кажется, что мы в снах  в той жизни иногда бываем какое-то мгновение.

 

Владимир РЕПИК. Фото из архива гостьи.