1.9775
2.4206
3.4824

Нац. банк РБ

облачно
-19.6° C
«Бобруйск без евреев, что Москва без кремля...» Кукольница Валерия Гайшун посвятила свою коллекцию «Пятая графа» памяти деда Гирша — «последнего еврея»

«Бобруйск моего детства… 65 процентов жителей были евреями! Друзья семьи, учителя, врачи, парикмахеры, портные, киоскеры, продавцы в«Бобруйск моего детства… 65 процентов жителей были евреями! Друзья семьи, учителя, врачи, парикмахеры, портные, киоскеры, продавцы в магазинах — все кругом! Я тогда об этом не задумывалась. Еврейская атмосфера окружала меня, это была сама моя жизнь!»

из Бобруйска. В День города 29 июня ее пригласили сделать экспозицию в Выставочном зале

Валерия — бывшая бобруйчанка, училась здесь в СШ № 27 и 8, механико-технологическом техникуме, институте управления, а ныне живет в Минске. «По профессии я — мама», — говорит Виктория, у которой четверо детей! А создание забавных кукол из валяной шерсти — ее хобби.

Это будет не просто выставка, а маленькое еврейское местечко. Среди персонажей выставки — эмигрант Фима, учительница немецкого языка Белла Львовна, фотограф Семен, красавица Эстер Фейгел, молодожены Наум и Фира, парикмахер Изя, портной Марик... У каждого персонажа – своя история.

Бобруйская певица Эстер Фейгел.

Знакомьтесь. Певица Эстер Фейгел – рыжеволосая стареющая красавица из Бобруйска. Тсс! Не вздумайте сказать ей, что догадались о ее возрасте. Она по-прежнему считает себя молодой и красивой. Смотрите, какое у нее роскошное концертное платье – и кокетливые туфли на каблучках!

Сима Исаевна и Белла Львовна.

А вот учительница музыки Сима Исаевна уселась пить чай с закадычной подружкой – учительницей немецкого Беллой Львовной.

А поглядите на этих еврейских молодоженов – оба в возрасте… У нее в глазах робкая надежда, у него — вселенская печаль.

«Я не делала эти куклы. Они у меня родились!» – говорит автор маленьких шедевров из валяной шерсти Валерия Гайшун.

Валерия появилась на свет в Ленинграде, но вскоре семья переехала в Бобруйск.

«Бобруйск моего детства… 65 процентов жителей были евреями! Друзья семьи, учителя, врачи, парикмахеры, портные, киоскеры, продавцы в магазинах — все кругом! Я тогда об этом не задумывалась. Еврейская атмосфера окружала меня, это была сама моя жизнь!»

Вот откуда эти узнаваемые типажи – эти шнобели, эти глаза навыкате… А некогда жила на свете и настоящая учительница музыки Сима Исаевна — обучала маленькую Валерию игре на фортепиано. Среди кукол Валерии нет ни одной по-настоящему портретной – но на выставке в петербургском Манеже каждый нашел кого-то из своих знакомых. То и дело слышались возгласы: «Ой, Эмма! Это же мы с тобой сидим!» «Смотри, а вот моя начальница!»

В Бобруйском парке. Слева маленькая Валерия. Справа – 20 лет спустя – ее дочь. Ничего не изменилось? Ничего. Кроме того, что все евреи уехали…

Бобруйские подружки Валерии – давно разъехались: кто в Израиль, кто в США…

Где теперь они, бобруйские евреи с «пятой графой»? Давным-давно взяли чемоданы и эмигрировали… Неслучайно куклы Валерии «живут» и выставляются в открытых чемоданах. Это — символ отъезда и ностальгии. Евреи уехали из Бобруйска — и увезли с собой весь колорит…

Лишь раз, в отеле на Мертвом море, Валерия вновь встретила знакомые образы. «Дело было в Йом Кипур. Религиозные друзья, у которых мы остановились, «сплавили» нас в отель — чтобы мы не смущали их своим некошерным видом. Туда же отправили своих родителей молодые израильтяне. Я сидела, как в детстве. Кругом евреи – с тем же акцентом, с теми же прибаутками…»

Но творчество Валерии посвящено не только тем, уехавшим. Еврейские куклы — это дань памяти единственному еврею, не покинувшему Бобруйск. Горячо любимому деду по имени Гирш.

«Он ушел из жизни 13 лет назад. Но мне кажется, что он все время с нами!» — говорит Валерия.

Гирш Хацкелевич Вольфсон с маленькой Валерией в Брестской крепости. Школьное детство Валерии в Бобруйске.

Любимый дедушка Гирш Хацкелевич Вольфсон. Бумажку с этим стихотворением Валерия нашла после смерти деда, в кармане его пиджака…

Гирш Хацкелевич Вольфсон был подающим надежды музыкантом. А потом ушел на войну, в неполные 18 лет, и вернулся капитаном, весь в орденах. Но вот беда – после ранения стал стремительно портиться слух. Пришлось переучиться на инженера. Когда евреи валом повалили из Бобруйска, он остался. Просто не смог покинуть землю, которую защищал. И всю жизнь невесело шутил: «Хочу попасть в красную книгу».

Валерия рассказывает: «Помню деда еще молодым, черноволосым. Он был… смиренным человеком, что ли. Принимал жизнь такой, какая она есть. И никогда ни о ком не сказал ни одного плохого слова. Жизнь его была ох какой нелегкой. Но он всегда чувствовал себя счастливым и не сетовал ни на что. Даже яблочко получить из его рук – было огромной радостью. Ведь он сам так радовался, что может чем-то меня угостить. Я была его старшей внучкой. Он очень много со мной возился.

Успел и моих детей полюбить. Только младшего сына не застал. Эта дедушкина любовь…. Я до сих пор в ней живу! У меня все дети — дочки, и только самый маленький – сын. И я знаю, что мальчика должна любить за двоих – за себя и за деда…»

Из этой любви и выросли еврейские куклы Валерии: «Они идут из самой души. А моя душа полна еврейством».

Семья советских евреев Кацнельсон.

Вот перед нами жанровая сценка – целая еврейская семья. Мы попросили Валерию рассказать о ней подробнее. Ведь наверняка у нее есть своя история, а у каждого члена семьи – свой характер...

Немного посмеиваясь, кукольница начала свой рассказ.

— Это семья советских евреев по фамилии Кацнельсон. Главный герой – Гирш Абрамович. Я назвала его в честь своего деда. Он работает на маленьком складике. Жену Гирша Абрамовича зовут Роза Моисеевна. Она домохозяйка. А вот и мама главы семьи – Циля Янкелевна (так взаправду звали маму моего деда!). У нее артрит, поэтому она сидит в кресле. Но это полновластная дама! В ее руке ключи. Это ключи от жизни! А вот ее супруг, Абрам Бениаминович, уже умер. Его портрет вы видите на шкафу. Сына Гирша Абрамовича и Розы Моисеевны зовут Монечка. Он играет на скрипочке. Мальчик очень много занимается, поэтому он грустный. Но талантливый! Когда-то я читала книгу Эфраима Севелы (кстати – он был родом из Бобруйска!) — о евреях, которые не успели спастись от фашистов… Мне запала в душу одна фраза: «Пока Моня играет гаммы, ничего плохого случиться не может». Так вот, Монечка Кацнельсон – это тот самый Моня! Сестренка Мони, Сонечка, сидит, распахнув глазенки, и слушает. Мама вся поглощена сыном, она стоит у плиты, но еще даже не начала готовить. А Гирш Абрамович красноречиво держит в руке часики: «Пора обедать!» В семье все хорошо. У детей книги, кубики… Да, они живут в однушке, но зато у них ковер!

Немного технических деталей. Рост кукол 35-40 сантиметров. Всю мебель мне делали на заказ. Посуду, чайнички – собирала по знакомым. Здесь мало современных вещей. Например, мясорубка – это игрушка моего детства!

Анна БРОДОЦКАЯ

При подготовке публикации использованы информация и фото с сайта Большой Хоральной Синагоги Санкт-Петербурга.

 

В этом году Бобруйску исполняется 625 лет. Валерию пригласили сделать экспозицию в Выставочном зале. Праздник будет 29 июня. А дедушке Валерии ровно в этот день исполнилось бы 89 лет... Вот так бывает в жизни!

Портной Марик.

ПРЕССА

«Евреи — народ, о котором можно говорить по-разному — либо плача навзрыд, либо смеясь до слез, — говорит Валерия Гайшун. — Я выбрала позитивный взгляд на этих удивительных, неповторимых людей и решила рассказать о них с улыбкой. Название экспозиции «Пятая графа» хорошо понятно поколению советской эпохи. Кто имел красный паспорт СССР, помнит: пятая страница отводилась специально для указания национальности. Я родилась в Ленинграде. Детство провела в Бобруйске. Оттуда и еврейская тематика. Дедушка был евреем, бабушка — украинка, вторая бабушка родом с Дальнего Востока, второй дедушка — русский. Отец моих первых двух дочек — казах, а второй муж — белорус. Культуры всех национальностей переплелись в нас и находят отражение в таких выставках, как эта».

(из интервью «Народной газете»)

Эмигрант Фима.

На вопрос, почему куклы — евреи, она ответила, что еврейство у нее в душе. У художницы евреем был дедушка, о котором у нее остались самые добрые воспоминания; было много друзей-евреев, которые уехали в Израиль и США

(из сообщения агенства БелаПАН)

Смотрите фоторепортаж Виктора Шейкина с выставки кукол Валерии Гайшун в Бобруйске

 

ТАКЖЕ НА САЙТЕ:

Рая Степаненко: «Город, который я видела глазами ребенка»

Эфраим Севела: «Таков был город, в котором я родился»

История | 25.06.2012 - 08:36
Поделиться

Комментарии