Бобруйский бобр. История рождения

4357
В этом году символ Бобруйска будет отмечать свое пятилетие со дня рождения. "Памятник Бобру" открыли в сентябре 2006 года к «Дожинкам». Об истории создания ставшей знаменитой скульптуры рассказывает ее автор Владимир Гавриленко.

"Отец" бобруйского Бобра Владимир Гавриленко. "Отец" бобруйского Бобра Владимир Гавриленко.

— Когда я узнал о конкурсе, его направлении, задачах, условиях, взял кусок пластилина и отправился прямиком в музей. Попросил разрешения у Натальи Петровны Артемчик взглянуть на интересовавший меня экспонат — чучело бобра. Внимательно вглядывался в его хитроватую мордочку, разрез глаз, потрогал на ощупь зубы-резцы. Все остальное я уже знал как делать. Перед глазами стояли образы бобруйчан со старых фотографий, в памяти всплыл и Буба Касторский из знаменитого фильма «Неуловимые мстители». Так и родился нынешний символ Бобруйска.

 

Торжественное открытие скульптуры 8 сентября 2006 года.

– Музей стал местом рождения скульптуры не случайно, – продолжает свой рассказ Владимир Гавриленко. – К тому времени я как раз завершил работу над оформлением одного из залов – посвященного XIX веку. Три года ушло на то, чтобы он принял нынешний облик. Только на поиск и изучение архивных документов ушло более шести месяцев.

Надо отметить, что Бобруйский краеведческий музей является одним из лучших в Беларуси. Здесь собрана богатейшая коллекция артифактов, экспозиция подробно рассказывает о различных исторических эпохах. К ее оформлению были привлечены самые лучшие местные художники и дизайнеры.

НАША СПРАВКА

Владимир Гавриленко родился в 1957 году в деревне Княжицы Могилевского района. После окончания пяти классов местной школы поступил в Республиканский лицей искусств имени Ахремчика. После службы в армии работал на могилевском заводе «Строммашина» художником-оформителем. С этой должности в свои 24 года поступил в БГТХИ.

– Я по диплому – театральный художник, то есть своего рода универсал. Окончил Белорусский государственный театрально-художественный институт (БГТХИ) и по распределению приехал в Бобруйск. Работал в театре драмы и комедии, в художественных мастерских, где и получил приглашение на оформление одного из залов. Разрабатывая его концепцию, исходил из одной, на мой взгляд, главной приметы того времени – чиновничьей царской России. В любом присутственном месте тогда можно было увидеть зеленое сукно, которым покрывались казенные столы; мебель и панели изготавливались, как правило, из мореного дуба. Эти характерные детали стали фоном для экспонатов.

Главной же гордостью этого зала Владимир Николаевич считает выполненный им макет Бобруйской крепости, которая к середине XIX века достигла своего расцвета и была одним из наиболее грозных и совершенных фортификационных сооружений в Европе.

– Я поразился, вчитываясь в документы, изучая чертежи, карты и схемы той эпохи, насколько все было тщательно продумано при строительстве цитадели, – говорит художник. – Гениальное сооружение! Поэтому очень трепетно и скрупулезно стремился выполнить на макете каждую деталь. Сегодня, если будут восстанавливать один из уголков крепости для туристов и экскурсантов, архитекторы и строители могут смело обращаться к моей разработке – в ней все соблюдено до мелочей.

Автор действительно выполнил поставленную задачу на самом высоком уровне. Вот где в полной мере пригодилась универсальность, объединяющая в одном лице живописца, графика, скульптора, дизайнера.

– Я облазил и исходил всю крепость, в руках держал образцы оружия того времени – вы видите их в витринах, – пристально всматривался в лица горожан на старых фотографиях, гравюрах, живописных портретах. Невольно запоминал предметы быта, аксессуары и то, как люди одевались, во что были обуты. Весь этот багаж знаний и помог вылепить по сути не просто бобра, а собирательный образ приветливо снявшего шляпу горожанина.

Сегодня эту скульптуру знают тысячи людей. У многих есть памятные фото рядом с ней; в магазинах можно приобрести сувениры, повторяющие фигурку забавного бобра. Они, без преувеличения, расходятся по всему свету. И хотя в печати как-то поднимался вопрос об авторских правах на этот символ, наш брат, выросший из советских представлений на сей счет, совершенно не осведомлен, как можно делать деньги из «воздуха». Хотя, скажем, автор знаменитого мультипликационного Микки-Мауса нажил на этом ловко нарисованном персонаже миллионное состояние и не считал борьбу за извлечение из него прямой материальной выгоды какой-то «мышиной возней».

Его примеру пытается последовать «папа» не менее известного сегодня Чебурашки, но эта затея, похоже, обречена на неудачу и, кроме нервотрепки, бесконечных судебных разбирательств, вряд ли принесет ему желаемые дивиденды.

Здесь я привожу только свои собственные рассуждения, ибо в разговоре с Владимиром Гавриленко он ни разу даже намеком не коснулся этой темы. Художник уже давно живет другими творческими заботами, замыслами, идеями. И нам остается пожелать ему успехов на ниве обучения молодых талантов, новых удачных проектов. Таких же замечательных, знаковых и для него, и для города на Березине работ.

Николай РУДКОВСКИЙ, "Могилевские Ведомости". Фото Алеся КРАСАВИНА.