Глава австралийской компании Kogan Technologies Руслан Коган: «Я всегда настроен на выигрыш!»

4055

Руслан Коган уехал из Бобруйска в Австралию в 5-летнем возрасте.Руслан Коган уехал из Бобруйска в Австралию в 5-летнем возрасте.

Мы как-то привыкли к мысли, что бобруйчане, покинувшие свою «малую родину» и пустившие корни на «родине большой», добиваются успехов, в основном, на поприще шоу-бизнеса. Спроси случайного прохожего, кого из известных бобруйчан он знает, прохожий наверняка назовет Шуру БИ-2 или Руслана Алехно. А между тем Бобруйщина щедра не только на голосовые связки, но и на коммерческие извилины. Просто бобруйчане, добившиеся успеха в бизнесе, почему-то не любят этого афишировать. Так, например, один из выпускников СОШ № 2, сегодня успешный российский коммерсант, организовал недавно для своей школы концерт Владимира Преснякова в театре. Но в городе почти никто не узнал ни об этом концерте, ни о самом коммерсанте.

Однако есть люди, которые не скрывают своих успехов — благо, успехи эти достигнуты не в Беларуси или России, а в странах, куда более благоприятных для ведения бизнеса. 29 июня 1989 года из Бобруйска в Австралию эмигрировала семья Коган с пятилетним сыном Русланом. Прошло 20 лет, и сегодня Руслан — глава одной из виднейших компаний Австралии, человек, который на «большой родине» входит в число самых успешных бизнесменов. Как Руслан смог этого добиться, об этом «Вечерний Бобруйск» побеседовал с ним во время его визита в Бобруйск — первого за 20 лет.

«Мы были другими…»

—  Руслан, ты помнишь, как вы уезжали в Австралию?

— Да, мне тогда было пять с половиной лет. Мама с папой все говорили: мы переезжаем в Австралию, мы переезжаем в Австралию... А у меня об Австралии какое представление было? Что там кенгуру всюду бегают, море рядом, и что вообще там все хорошо. Так что, я был очень рад.

Австралия оправдала твои детские ожидания?

— О, да! Я в детстве очень любил бананы, но здесь, в Бобруйске их было трудно тогда купить. А когда мы приехали к моему дяде, он стал угощать нас множеством разных фруктов, в том числе, бананами, ананасами. Я был в восторге.

Психологически ты быстро адаптировался к австралийской жизни?

— Мне было так мало лет, что адаптировался я легче, чем мои родители. Хотя не обошлось без проблем. В те времена в Австралию шел большой поток эмигрантов из русскоязычных стран. Когда мы приехали, я английского еще не знал, но сразу пошел в школу. В нашем классе было 60 детей, и где-то 10 из них говорили по-русски. Они тоже не знали английского, и мы часто дрались с нашими австралийскими сверстниками — для них мы были другими. Но мало помалу я выучили язык, привык и стал настоящим австралийцем.

«Бизнесом я занялся в девять лет…»

Ты уже с детства знал, чем будешь заниматься, когда повзрослеешь?

— Нет, но мне всегда нравился бизнес. В школе меня учили основам экономики, я приходил домой, говорил об этих основах с мамой и папой, и понимал, что их таким вещам не учили никогда — они ведь жили в коммунистической стране, где частный бизнес был под запретом. Мама с папой только и знали, что «пахать». А я свой первый бизнес начал в девять лет.

И какой же?

— Около нашего дома был корт для гольфа. Так вот я после школы обходил этот корт, собирал мячики, приносил их домой, мыл, а в субботу-воскресенье продавал игрокам в гольф.

Но это был не единственный бизнес в твоем детстве?

— Нет. Чуть повзрослев, я взял шланг, мочалку, и пошел по городу мыть людям машины. Желающих было столько, что пришлось даже отпечатать карточки для предварительных заказов. Мне тогда было 12 лет. Когда мы заходили с друзьями в кондитерский магазин, у меня в кармане было денег столько, что я мог купить любые конфеты.

Когда вошли в моду мобильные телефоны, я стал заказывать их из Китая, потому что там они более дешевые. Как только выходила новая модель, я заказывал ее, а свою старую продавал. Причем, получалось так, что старые телефоны я продавал дороже, чем покупал новые. Дети в школе всегда удивлялись, откуда у меня самые новые модели.

Еще я приходил в магазины, торгующие телефонами, покупал у них по дешевке сломанные аппараты, которые они хотели выкинуть, чинил и тоже продавал.
Потом я начал делать вэб-сайты. Мы с другом обращались к людям, которые либо не знали про Интернет вообще, либо не знали, как сделать вэб-сайт, и предлагали свои услуги. Крупная компания сделала бы им сайт за 5-10 тысяч долларов, а мы делали всего за пятьсот. Это, конечно, очень дешево, но для нас это были огромные деньги.

И конфет можно было купить еще больше…

— (Смеется) Да, конфет можно было купить больше. Потом я поехал учиться в Америку. Там я увидел, что видеокамеры, которые в Австралии стоят 2 тысячи долларов, продаются за 400 долларов. Я стал покупать эти камеры, и продавать их через Интернет. Те, кто со мной учились, зарабатывали по 5 долларов в час, работая диспетчерами и отвечая на телефонные звонки. А я зарабатывал по 5 тысяч долларов в неделю.

«В Интернете все дешевле…»

Как у тебя возникла идея продавать товары через Интернет?

— Приехав в Америку, я увидел, что много людей покупают вещи через Интернет. Один пример: нам с соседями по комнате нужен был холодильник. И вот мы, студенты-иностранцы, поехали в гипермаркет — сначала на автобусе, потом на поезде, приехали, нашли этот холодильник, обратно тоже везли его поездом и автобусом. В общем, на покупку холодильника мы убили целый день. А американским студентам, заказавшим холодильники через Интернет, их доставляли прямо в комнаты. Они не только время сэкономили, но еще и получили товар за полцены от той, что мы заплатили.

И я тогда задумался: а почему в Интернете все продается дешевле? Ответ оказался простой: потому, что интернет-магазинам не надо тратить деньги на аренду помещения, на продавцов, на охранников. Им много чего не надо, из того, что есть в обычных магазинах — они просто со склада отправляют товар заказчику. Интернет дает возможность компании говорить с покупателем напрямую. Этот опыт я решил применить в Австралии.

И с чего ты начал?

— Когда я вернулся домой из Майами, больших денег у меня еще не было, и я стал продавать всякую мелочь — шапки, сумки, кошельки, которые завозил из Китая.

А как ты перешел на электронику?

— Однажды мне захотелось приобрести LCD-телевизор. Я зашел в магазин и увидел, что такие телевизоры стоят очень дорого. Тогда я стал связываться с фабриками в Китае, производящими эти телевизоры, и увидел, что товар, который я могу завести в Австралию за тысячу долларов, продается у нас в магазине за 4 тысячи! Благодаря контактам с китайскими фабриками, эти телевизоры я стал продавать за две.

Бизнес пошел легко?

— Сначала было непросто. Я создал фирму «Коган» и начал продавать товары от ее имени, нашел склад, куда контейнеры шли прямо с Китая, продал один контейнер, другой. Но потом я понял, что люди хотят покупать вещи у известных фирм. Тогда я сделал вэб-сайт, с помощью которого начал раскручивать свою компанию. К тому же люди, которые у меня что-то удачно покупали, рассказывали об этом своим друзьям, те — своим, и бизнес мой стал расти более чем на 20 процентов в месяц. Потом про нас начали писать в газетах, говорить по телевидению. В итоге про мой бизнес заговорила вся Австралия. Сегодня в моей компании работает более 30 человек, плюс мы пользуемся услугами курьерской службы, где более 5 тысяч сотрудников развозят мои телевизоры.

«Открыть бизнес в Австралии — 15 минут!»

Ты пробовал наладить бизнес-контакты в Беларуси?

— Пока еще нет. Во-первых, у меня русский язык не очень хороший, и мне нелегко общаться с партнерами. А во-вторых, я слышал, что люди здесь еще не так активно делают покупки через Интернет, как в Австралии, где сейчас даже овощи на обед через Интернет покупают. Наша компания сегодня проводит бизнес-экспансию в Америке и Англии — там похожи язык и культура, я знаю, как там делать маркетинг. А как делать маркетинг в Беларуси, я пока не знаю.

Есть мнение, что бизнес в Беларуси вести очень тяжело из-за разных административных препон, высокой налоговой нагрузки, чрезмерного вмешательства со стороны государства и так далее. В Австралии легко вести бизнес?

— О, я представляю, о чем вы говорите! Мы когда сюда приехали, нам предстояло пройти таможню. Знаете, таких мучительных процессов я еще никогда нигде не видел. Чуть было не уснул на этой таможне! (Смеется) У вас надо отели возле таможни строить, чтобы можно было сходить поспать, пока все процедуры завершаться. Мне дали форму заполнить — так там 40 вопросов было - чуть ли не как зовут моего попугая! У меня уже руки начали болеть, пока я на все вопросы ответил. Пока я прошел таможню, мне уже не только про бизнес думать не хотелось — руки уже не работали. Если у вас и в бизнесе такие мучительные процессы, то здесь бы я им заниматься не стал.

А в Австралии государство очень мало сует нос в дела бизнеса. Там просто надо аккуратно платить налоги – и все. Чтобы открыть бизнес, нужно потратить 15 минут. Заходишь на нужный вэб-сайт, регистрируешь название бизнеса, нажимаешь еще пару кнопок — и все, можешь работать!

«В космос — за 200 тысяч долларов…»

Руслан, насколько я знаю, ты мечтаешь слетать в космос?

— Да, когда я был маленьким, мне мама все время говорила: ой, ну кем же ты будешь! А я отвечал, что буду космонавтом. Где-то здесь в Бобруйске есть парк, там висит портрет Юрия Гагарина. Так вот я в детстве на него смотрел — и мечтал быть таким же. А недавно американец Ричард Брэнсон создал такую ракету, которая может полететь в космос, взяв на борт пассажиров. И я стал первым австралийцем, купившим билет на эту ракету.

Тогда ты будешь и первым бобруйчанином, побывавшим в космосе! Дорого стоит билет?

— Двести тысяч долларов.

Когда летишь?

— Сейчас эта ракета проходит испытания. Если все будет хорошо, мы полетим в конце 2011 года. Это будет первая туристическая космическая команда. До этого русские устраивали бизнесменам турполеты в космос, но те платили за это удовольствие по 20 миллионов долларов. А Ричард Брэнсон все сделал намного дешевле.

Разве это возможно?

— А почему нет? В свое время Генри Форд придумал, как сделать так, чтобы выпускать качественные машины не только для королей, но и для простых людей. За последние 60 лет русские и американцы отправили в космос 504 человека, на это они потратили более 560 миллионов долларов. То есть, более 1 миллиона на космонавта. Это нерационально. Но этим занималось государство, а все, что делает государство, не так рационально, как это могут сделать частные лица. И вот Ричард Брэнсон нашел способ, как отправлять людей в космос за 200 тысяч долларов и еще заработать на этом деньги. Для меня это тоже очень много значит. Я люблю, когда люди смотрят на рынок и говорят: ой, а я могу сделать лучше и дешевле.

Кроме тебя, сколько еще человек полетит?

— Во всем мире — триста человек. Но Бренсон обещает, что через 5 лет это смогут сделать уже 10 тысяч человек. Ведь даже сейчас еще люди думают: ой, 200 тысяч долларов — это дорого. А в 1943 году, когда начали летать первые коммерческие самолеты, перелет из Нью-Йорка в Лондон стоил столько, сколько квартира в Нью-Йорке. Сегодня же квартира стоит миллион долларов, а перелет — тысячу.

«Отдыхать я летаю в Лаг-Вегас»

Давай спустимся с небес на землю. У тебя есть жена, дети?

— Жены нет. (Смеется) Дети, может, и есть где-то, но я про них еще не знаю.

Почему же такой успешный и презентабельный молодой человек до сих пор не женат?

— (Улыбается) Я еще не нашел девушку, которая была бы лучше моей мамы.

А как тебе белорусские девушки?

— Я их еще толком не разглядел. Но если они все такие красивые, как мама, это здорово.

А как ты отдыхаешь?

— Я работаю двадцать четыре часа в сутки, семь дней в неделю с маленькими перерывами. Во время этих перерывов — где-то 5-6 раз в год — я летаю на пару недель в Лас Вегас и гуляю там до посинения. В Лас Вегасе — лучшие ночные клубы в мире, там много музыки и красивых девочек. Но и отдыхая, я все равно нахожу пару часов в день, чтобы сесть за компьютер и узнать, как идут дела в компании.

В казино выигрываешь много?

— Иногда выигрываю, иногда проигрываю. Но я всегда настроен на выигрыш.

Во что ты играешь?

— Блэк-джэк, покер. (Улыбается) Если бы я не вел бизнес, то стал бы, наверное, лучшим игроком в покер.

«Я счастлив, что живу в Австралии…»

Ты не был в Бобруйске 20 лет. Сильно он изменился с тех пор?

— Все смотрится немножко меньше, чем я ожидал. Я помню, в детстве возле дома моей бабушки была фабрика, и мне казалось, что до нее так долго идти! Я был малюсенький, мне надо было сделать тысячу шагов. А сегодня мы приехали, я смотрю – там всего 50 метров.

Какие впечатления от родного города ты увезешь с собой в Австралию?

— На эмоциональном уровне мне понравилось пребывание в Бобруйске — это было здорово вернуться туда, где ты родился и рос. Я рад был снова увидеть дом, где жили мои дедушка и бабушка, зайти в парк, где я играл с детьми. Но если говорить об инфраструктуре и уровне услуг, то в Бобруйске, как и в Беларуси в целом, они просто horrible*. И вообще, после этой поездки я понял, что очень счастлив тем, что живу в Австралии. Извините, если вам не нравится такой взгляд.

Дмитрий РАСТАЕВ. Фото из архива гостя.

horrible  (англ.) — жуткий, ужасный, отталкивающий.

Наша анкета

Кто вы по знаку Зодиака? — Стрелец
Ваша любимая книга? — Солженицын, Айн Рэнд. Она была родом из коммунистической России, бежал в Нью-Йорк и написала несколько философских книг.
Ваш любимый фильм? — «Образцовый самец». Это очень смешной фильм.
Какую музыку  любите слушать? — Rap, Hip Hop, R и B и Pop.
Ваше любимое блюдо? — Хороший бифштекс с картофельным пюре.
Любимый напиток? — Водка Redbull в ночном клубе. Или чай, если я сижу дома на диване.
Какие женщины вам нравятся? — Я люблю всех женщин, особенно хороших и послушных.
В какой точке Земли вы чувствовать себя более комфортно во всем? — В Лас-Вегасе.
Если бы вы могли пройти через жизнь снова, что бы вы изменили в вашей жизни? — Я бы не стал делать по-другому. У меня нет сожаления в жизни. Я сделал много ошибок, но каждый из них был большой опыт обучения и сделал меня сильнее человека.